Выселки +32 °C

Подписка на газету
Истории

27.02.2020

Подвиг женщин на войне: банно-прачечные батальоны боролись с тифом, педикулёзом и дизентерией

Фронтовой «мыльный пузырь» — именно так в шутку называли на фронте отряды банно-прачечного батальона. Вспоминаем о незаслуженно забытом подвиге прачек в годы Великой Отечественной войны.

Хронический артрит, руки стёртые до кровавых мозолей, разъеденная щелоком кожа, грыжи от напряжения и тяжести ворочаемого белья — это всё они, бойцы невидимого фронта, девчата из банно-прачечного батальона. Их подвиг не столь заметен, как подвиги солдат на передовой, но без них невозможно представить ни один фронт Великой Отечественной.

В целях предотвращения эпидемии в начале 1942 года Госкомитет обороны издал постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии». Были сформированы две сотни банно-прачечных отрядов, преимущественно состоявших из вольно-наёмных женщин.

Фото: 01.06.1943 Женщины стирают армейскую форму и белье. Василий Савранский/РИА Новости.

В трилогии Симонова «Живые и мёртвые» есть глава, посвящённая банно-прачечному батальону, её невозможно читать без слёз. Писатель, сам прошедший всю войну, восхваляет труд этих девушек и женщин, бок о бок с бойцами Красной армии дошедших до Берлина. От постоянного контакта с мыльной водой на руках прачек слазили ногти и кожа, но они не позволяли себе раскисать. Отсутствие мыла женщины, используя опыт предков, компенсировали золой, но работу не прекращали, возвращая бойцам на фронт не только чистые и продезинфицированные, но и зашитые, подлатанные вещи.

Люди старшего поколения хорошо помнят, как стирали, когда не было незаменимых помощниц современных женщин — стиральных машин. В каждой советской семье была стиральная доска, этакая ребристая поверхность, о которую надо было тереть намыленную грязную вещь, чтобы она очистилась. В больших чанах бельё вываривали на печках и плитах, чтобы добиться его белоснежности. Если вы не знаете как это было, спросите у мам и бабушек, они обязательно вам расскажут, насколько это было нелегко — перестирать всё бельё руками.

Чистое белье на фронте.

А теперь представьте масштабы другие, не семейные. На одну прачку в день приходилось до 80 комплектов солдатского белья. Обливаясь слезами женщины отмачивали засохшую кровь, стирали в нескольких водах бельё, маскировочные халаты и телогрейки бойцов. Да, кроме тяжёлого физического труда, очень тяжело было им морально: насквозь пропитанные кровью или изрешечённые осколками вещи красноречивей всяких слов рассказывали женщинам каково на поле боя нашим солдатам. Не разгибая спин и, казалось, не зная усталости, они стирали, кипятили, прожаривали, используя щёлок и дуст, специальное мыло «К», которым обрабатывали бельё от вшей. В условиях окопной жизни, вши к солдатам привязывались моментально и обычный педикулёз — это полбеды, страшна была бельевая вошь, являющаяся переносчиком тифа и дизентерии. Нередко в госпиталях не хватало перевязочных материалов и использованные бинты стирали, дезинфицировали и вновь возвращали медикам.

Шутливо называли бойцы банно-прачечные отряды «мыльными пузырями», но эти женщины вынесли на своих плечах немало тягот и ужасов войны. Это их стараниями удалось предотвратить эпидемию тифа, это благодаря их труду в 1945 году педикулёз на фронте стал редкостью.

В конце войны многие девчата банно-прачечных батальонов заслуженно удостоены орденов и медалей за заслуги перед Отечеством. Низкий вам поклон, милые женщины, не жалевшие себя, свою красоту и молодость положившие на алтарь Великой Победы!

ВСТАВКА 1

«Девушки, девушки из банно-прачечного! Это ваш-то отряд, как вы сами с усмешкой рассказываете, зовут на фронте «мыльный пузырь»? Это про вас-то плетут всякие были и небылицы отвыкшие на фронте от женского тела, изголодавшиеся мужики? И кто его знает, сколько в этом правды и сколько неправды, наверное, не без того и не без этого. Но все равно, главная правда про вас та, что не было и не могло быть на целом свете … лучше людей, чем вы, и не было рук добрей и небрезгливей, чем ваши, и не было стараний святей и чище, чем ваши, — помочь человеку снова сделаться человеком! И ни одна из вас не дрогнула, не растерялась, не ушла, не закатилась в обморок… Ни одна! «

Константин Симонов, трилогия «Живые и мёртвые».

Воспоминания

Светлана Васильевна Катыхина, боец полевого банно-прачечного отряда:

«Приехали. А нас не к винтовкам, а к котлам приставили, к корытам. Девочкивсе моего возраста, до этого родители нас любили, баловали. Я была единственный ребенок в семье. А тут тягаем дрова, топим печки. Потом золу эту берем и в котлы вместо мыла, потому что мыло привезут, и тут — оно кончилось. Белье грязное, вшивое. В крови… Зимой тяжелое от крови…»


Мария Степановна Детко, рядовая, прачка:

«Стирала… Через всю войну с корытом прошла. Стирали вручную. Телогрейки, гимнастерки… Белье привезут, оно заношенное, завшивленное. Халаты белые, ну эти, маскировочные, они насквозь в крови, не белые, а красные. Черные от старой крови. В первой воде стирать нельзя — она красная или черная… Гимнастерка без рукава, и дырка на всю грудь, штаны без штанины. Слезами отмываешь и слезами полощешь.

И горы, горы этих гимнастерок… Ватников… Как вспомню, руки и теперь болят. Зимой ватники тяжелые, кровь на них замерзшая. Я часто их и теперь во сне вижу… Лежит черная гора…»

Анна Захаровна Горлач, рядовая, прачка:

«Книжек я мало читала… И рассказывать красиво я не умею… Мы одевали солдат, обстирывали, обглаживали – вот какое наше геройство. На лошадях ехали, мало где поездом, лошади измученные, можно сказать, пешком до самого Берлина дошли. И если так вспомнить, то все, что надо, делали: раненых помогали таскать, на Днепре снаряды подносили, потому что нельзя было подвезти, на руках доставляли за несколько километров. Землянки копали, мосты мостили…
Попали в окружение, бежала, стреляла, как все. Убила или не убила, не скажу. Бежала и стреляла, как все…»

Валентина Кузьминична Братчикова-Борщевская, лейтенант, замполит полевого прачечного отряда:

«Работали очень тяжело. Никаких стиральных машин и в помине не было. Ручками… Все женскими ручками… Вот мы приходим, дают нам одну какую-нибудь хату или землянку. Мы стираем там белье, прежде чем сушить, пропитываем его специальным мылом «К», для того чтобы не было вшей. Был дуст, но дуст не помогал, пользовались мылом «К», очень вонючее, запах ужасный. Там, в этом помещении, где стираем, мы и сушим это белье, и тут же мы спим. Давали нам двадцать-двадцать пять граммов мыла – на одного солдата постирать белье. А оно черное, как земля. И у многих девушек от стирки, от тяжестей, от напряжения были грыжи, экземы рук от мыла «К», слазили ногти, думали, что никогда уже не смогут они расти. Но все равно день-два отдохнут – и нужно было опять стирать».

Татьяна Зернаева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Шрифт

Изображения

Цветовая схема