Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Выселки +8 °C

Подписка на газету
Память

21.07.2020

Женщина кубанской станицы рассказывает о захоронении безымянного солдата во дворе домовладения в годы войны

Трое суток за жизнь раненого бойца боролись жители станицы Новомалороссийской. Солдат умер, его похоронили неподалеку от дома приютившей его хозяйки.

Давно война была, но была она такой большой и страшной, что снова и снова приходится возвращаться к её теме. Давно это было, быльём поросло, и не одним быльём – где лес, а где города на местах боев выросли. Но вот приходит к нам новость, и вновь мы рассказываем о тех годах. Об этом конкретном событии фактов очень мало, будем его реконструировать, исходя из логики и начальных познаний армейской тактики.

         Перестрелка

Красная Армия освобождала Кубань. Бои шли уже в Выселковском районе. Однажды жители станицы Новомалороссийской услышали выстрелы.  Из тех, кто бежал смотреть и разбираться, кто там стреляет и в кого, войну пережили очень немногие. В такое время дело мирного жителя – всё бросать и прятаться в яму или погреб, и чем быстрее, тем лучше. Великая ли битва рядом началась, или пара бойцов перестреливается, выяснять не стоит: в обоих случаях «прилететь» свинца зеваке легко может с любой стороны. Поэтому что именно за бой рядом шёл, люди не знали. Стукали отдельные выстрелы, трещали очереди, бахали гранаты, — это всё, что им было известно. Когда звуки боя затихли и пришло время тишины, ещё на всякий случай выждав, люди выбрались из укрытий. И вот жители одного из домов заметили неподалёку от себя человека в советской военной форме.

Цепляясь за жизнь

Он лежал на земле и был то ли убит, то ли тяжело ранен. Люди подошли, поняли, что он ещё жив, и отнесли его к себе в хату.  Трое суток они пытались выходить раненого. Без хирурга какая помощь при огнестрельном ранении… И что такое фабричные лекарства, не все тогда и знали на селе. Чем могли помочь? Удобно уложить, промыть травками раны, перевязать, да и всё на этом. Тут уже на небеса упование: если судьба человеку выжить, то выживет, а пришла пора умереть, значит конец.

Трое суток солдат ещё держался за жизнь, а на четвертые всё, помер. Завернули его жители в ряднушку самую приличную, что в хате нашлась, доски были роскошью, да и похоронили неподалёку. За огородом своим могилку вырыли. Ни документов, ни просто имени-фамилии от человека не осталось.

Хранители истории

Валентина Ивановна Шульгина родилась в год начала войны и ничего о ней не помнит, слишком уж маленькой была. Но когда было ей лет десять, и к ней и её подружкам-одногодкам, весело резвящимся на пустыре, подошла взрослая одностаничница. Девочки называли её «тётя Маруся». Женщина сказала им: «Какие вы счастливые, нет войны, вы в мирное время живете…». Рассказала им об этом случае с раненым солдатом и провела детей, показала им могилку бойца. Вот Валентина Ивановна, да Галина Георгиевна Маняк, которая теперь живёт в этом доме, где пытались спасти бойца, нам эту историю и рассказали.

Место захоронение неизвестного бойца.

Остался раненый на поля боя

Почему всё вышло так? Как получилось, что раненого оставили на поле боя, когда в любом армейском подразделении несколько командиров отвечают за подбор раненых и убитых? И наказания в действующей армии за невыполнение должностных обязанностей и приказов условными не бывают… Точно сказать нельзя, потому что на этом факты кончаются. Попробуем понять, домыслив причины событий.

          Вот говорят: «Такая-то армия наступала на таком-то направлении…». И сразу перед глазами картина: летят тучи самолётов, грозно катится лавина танков, бесконечные ряды пехоты наступают… Это просто картина. Наступает армия подразделениями, и огромная дивизия идёт вперёд небольшими ротами и маленькими взводами. А впереди всегда у хорошего командира должна идти разведка. Разведбатальонов и разведрот на всех в наступлении просто не хватит, да и задачи у них несколько другие. А разведвзвод или хотя бы отделение выслать вперёд возможность есть не у всех командиров и не всегда. Поэтому часто применялись боевые охранения – небольшое количество бойцов, которые идут впереди наступающей части и, соответственно, первыми наталкиваются на врага. Потому что где именно он засел, враг-то, и какими силами, этого не попробуешь боем – и не узнаешь, а бросить без подготовки войска на укреплённые позиции врага в большинстве случаев означает без толку положить людей.

Советский солдат

И вот, очень может быть, наш солдат был разведчиком, а они ходили на боевое задание в форме без знаков отличия, наград и документов. Напоровшись на превосходящие силы врага, разведгруппа ушла, посчитав товарища мёртвым, и не смогла вынести «убитого» под огнём. Хотя приказ требовал от разведчиков забирать своих убитых «домой», не всякую команду реально можно выполнить в бою…

А может быть, это был боевой дозор, и кто-то из сослуживцев, тоже приняв раненого за убитого, забрал у него документы, они не должны доставаться врагу. Раненый же стал подавать признаки жизни позже…

         В общем, мы совершенно не знаем, каким был тот человек, как его звали. Русский ли он, татарин, чуваш. Осталась ли у него дома орава детей или не успел и разок в жизни обнять девушку. Был ли сапожник, слесарь или инженер. Разведчик ли он, пехотинец, связист, сержант или рядовой, всё неведомо. Ищут ли его до сих пор родные, или все уже позабыли давно? Знаем только то, что был он советским солдатом и погиб в бою. И похоронен не на кладбище, а в саду, потому что кто рядом со станицей, кто в неё придёт вскоре, немцы или наши, жители не знали, и рисковать – нести погибшего по улицам – люди не стали. «Те, кто приняли смертный бой, стали просто землёй, травой…».

Вот так и существует в районе мало кому известная могилка неизвестного солдата до сих пор.

Евгений Бойко, «ВС», июль, 2020.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема