Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Выселки +9 °C

Подписка на газету

Евгений Конорезов из Бейсуга полгода работал в радиационной зоне

Продолжаем цикл публикаций о ликвидаторах Чернобыльской аварии, посвящённый 35-летию со Дня трагедии.

Евгений Конорезов из посёлка Бейсуг — ликвидатор последствий Чернобыльской катастрофы. В августе 1986 года он вместе с другими земляками призван Выселковским военкоматом для восстановительных работ в радиационной зоне.

«Я трудился водителем в колхозном гараже. С работы меня вызвали в военкомат, оттуда на следующий день направили в Динскую, затем в Крымск, после в Киев. А потом привезли в «Новый мир» — вспоминает Евгений Конорезов.

«Новый мир» — это посёлок около которого в лесу располагался палаточный лагерь, где дислоцировалась воинская часть. Евгений Петрович рассказывает, что приходилось выполнять различную работу по дезактивации домов и территорий.

«Мы и на машинах ездили, различные грузы возили, и лопатами работали, собирали радиационный мусор, мешки с ним грузили. Выполняли всё, что нам говорили. Нас посылали в различные деревни, и на саму станцию для дезактивации» — комментирует Евгений Конорезов.

Евгений Петрович вспоминает о жутких ощущениях, которые на него произвёл город Припять. Здесь мужчина вместе с другими ликвидаторами дезактивировал больницу.

«Тяжёлые воспоминания. Только представьте, что всё людьми в округе брошено: одежда, велосипеды, мебель, мотоциклы, машины — и никого из мирных людей нет, только ликвидаторы катастрофы. Особый трепет вызвали пустые карусели. Когда я уезжал у меня дома остались жена и две дочери. Одной было 16 лет, другой — 6. То, что я тогда испытывал, не передать словами. Дети были дома, а я здесь, вдали, и не знал, что будет со мной» — рассказывает Евгений Конорезов.

Евгений Конорезов помогал устранять последствия аварии на Чернобыльской АЭС около полугода. Кроме дезактивационных работ, он также принимал участие в строительстве зимнего городка для солдат-ликвидаторов.

«Сначала мы жили в палатках в Киевской области, потом стали строить дома для нашей части в Гомельской области, также в лесу. Ставили деревянную основу, затем обшивали досками. Внутри оббивали ДСП, а снаружи натягивали брезентовые палатки. В таких условиях приходилось жить и работать», — делится Евгений Конорезов.

Старшая дочь Евгения Петровича — Ольга помнит тот день, когда отец пришёл домой и сообщил семье о том, что едет в Чернобыль.

«В 1986 году я как раз закончила школу и поступила в медицинское училище. Хорошо запомнила тот день, когда папа сообщил нам новость, что едет в Чернобыль, — рассказывает Ольга Мардашова. — Не забуду и слова, которые он мне сказал, что теперь он может спокойно уезжать, потому что знает, что я взрослая, поступила в институт и у меня будет достойная профессия. Я так тревожилась после его слов. Когда папа вернулся, мы очень радовались! По ощущениям это было, как будто он вернулся с войны, только противник был невидимым. А последствия этого «боя» проявили себя со временем».

Дочь героя публикации рассказывает, что сразу после возвращения Евгений Петрович перенёс сильное психологическое потрясение после всего увиденного и пережитого вдали от дома, затем постепенно стали проявлять себя и другие проблемы со здоровьем.

«С папой всегда была рядом наша мама — Лидия Сергеевна. Она его поддержка и опора. Все проблемы и трудности родители преодолевали вместе. Они неразлучны, как два крыла», — уточнила Ольга Мардашова.

«Несмотря ни на что, я счастливый человек. У меня есть любимая семья: жена, две дочери, семеро внуков и правнучка, — подытожил разговор Евгений Конорезов. — Хочу, чтобы моя семья не знала горестей, жила в любви и радости. Всё, что в моих силах, я для них делаю» .

Евгения Лемента

Шрифт

Изображения

Цветовая схема