Выселки +6 °C

Подписка на газету

Евгений Терещенко: «Мужчины смотрят на женщин, а я оборачиваюсь на каждую отечественную малолитражку»

Выселковец пятнадцать лет увлечён реставрацией автомобилей «Ока»

Фото: Татьяна Зернаева /"ВС"

Евгений Терещенко готов петь оды «Оке». Уже 15 лет он увлечён реставрацией именно этих автомобилей. Но впервые за все годы проект восстановления захватил его с головой — теперь он гордится своим детищем и радуется, что его работа сохранится для будущих поколений выселковцев.

Мы встретились с Евгением, и он рассказал о своём увлечении реставрацией автомобилей, педагогическом опыте и детской мечте, которая ещё может стать реальностью.

Евгений, почему именно «Ока»?

Это единственный автомобиль экономкласса нашего автопрома. Я рассматривал варианты реставрации других машин отечественного производства, но всё же вернулся к незабвенной малолитражке. Она мне больше всех нравится. Она идеальная и полностью соответствует заявленным характеристикам. Есть машины, востребованные определёнными категориями людей, а «Оку» покупают все: от молодёжи до пенсионеров. Многие просто её недооценивают. Мои машины уехали не только за пределы нашего региона, но и за пределы страны: Грузия, Турция.

Недавно ко мне обратился местный предприниматель, чтобы я отреставрировал «Оку» 2001 года выпуска для музея ретро-автомобилей. Эта машина — семейная реликвия одного выселковца, они хотели, чтобы она осталась на память поколениям. А я рад, что память о моей работе останется в нашем районе.

Говорят, что концерн «АвтоВАЗ» снова собирается запустить производство модернизированной малолитражки?

Да, слышал. Причём даже такую версию, что стоимость её будет всего 350 тысяч. Но я с уверенностью заявляю, что это просто невозможно на данный момент. Машина не может продаваться по цене ниже себестоимости! Реставрация в таком объёме, как я делал для музея ретро-автомобилей, это дорогостоящий проект — и он выше той цены, которую якобы назначат за новую «Оку». Заново собрав эту машину, я понял, что цены вполне обоснованы.

А кто Вы по специальности?

Я всю жизнь проработал учителем физкультуры и ОБЖ. Всегда увлекался автомобилями. Мои личные машины никогда не были стандартными, люблю дорабатывать их под себя. Придерживаюсь мнения, что машина должна быть индивидуальной, не как у всех, с изюминкой. Лет пятнадцать назад увлёкся реставрацией авто.

Среди полумиллиона ваших реставрационных работ, «Ока» для ретро-музея самая яркая?

Безусловно! Когда я начинал с ней работать, не думал, что будет такой масштаб. Приводя в порядок одно, я понимал, что на фоне этого теперь не смотрится другое. Вот так одно цеплялось за второе и в итоге вся машина собрана заново. Я занимался этой машиной целый месяц. Состояние её было очень плачевным, по-хорошему её ждал авторазбор, но после колоссальной работы, мне удалось её восстановить. Каждый саморез подобран заводской, родной. Все запчасти родные. Двигатель, коробка, кузов — то, что осталось в машине своё, остальное всё заменено, включая проводку.

Сначала полностью разобран автомобиль, потом отправлен на покраску. Красилось всё подкапотное пространство, подколёсное, как на заводе. Трудности с запчастями были большие, потому что они уже не выпускаются. В течение месяца запчасти шли со всех уголков страны. Полностью был перешит салон, соблюдена анатомия сидений. Мне даже удалось найти лобовое стекло без полосы. Это маленький нюанс, но знатоки бы сразу определили несоответствие, в 2001 году лобовые для «Оки» не выпускались с полосой.

Вы для всех реставрируемых автомобилей ищете родные запчасти или бывает, что ставите что-то современное?

Принцип моей работы заключается в том, что я привожу машину в стоковое состояние, как её сделали на заводе. «Оку» я не дорабатываю принципиально. Даже стеклоподъёмники не устанавливаю, потому что их нет в родной комплектации.

Говорят, что автомобили от реставраторов выходят гораздо более качественными, чем сошли в своё время с конвейера?

Отчасти это так, если брать во внимание, что у нас полностью ручная сборка и каждый болтик подогнан идеально.

Если говорить о вашем увлечении реставрацией машин, о чём мечтаете?

Мечтаю сделать вот такую глубокую реставрацию и оставить машину себе в качестве экспоната. Мне и семья моя об этом говорит. А ещё у меня есть задумка о переделке «Оки». Хотелось бы сделать её в виде грузового авто: сзади кузов, а впереди двухместная кабина. Но я понимаю, что там очень много надо продумывать. Сначала я болел идеей кабриолета, но там тоже очень много заморочек.

Вы за 15 лет, наверное, уже досконально изучили все нюансы «Оки». Делитесь опытом с другими?

Да за столько лет я действительно знаю об «Оке» больше, чем о собственном сыне (смеётся). У меня есть телеграм-канал, кроме того, в ютуб я выкладываю различные ролики, в которых даю людям советы по вопросам, касающимся «Оки». Кто-то только купил эту малолитражку и не знает, как быстро можно что-то исправить, восстановить, не вкладывая больших денег и не обращаясь за помощью к специалистам. Стараюсь помочь людям, поделиться опытом. Мой номер телефона указан в ютуб-роликах и в телеграме и ко мне часто обращаются, даже присылают видео: дескать Евгений помогите определить, что неисправно и как это устранить.

К работе над машиной для музея вы привлекали несколько специалистов. Вы не делаете всё самостоятельно?

Уверен, один человек не может уметь всё. У одного пристрастие к музыке, у другого к живописи, ну не может талантливый музыкант одновременно и писать такие же потрясающие картины маслом. Так и в этом деле: что-то мне не дано. Я делаю полный разбор, подбираю и меняю агрегаты, полирую кузов, но, когда необходимо, я обращаюсь к узким специалистам.

Зачастую автолюбители дают своим машинам ласковые прозвища. А вы?

В основном они у меня все «Окаёты».

Как вы считаете почему нашему автопрому никак не удаётся достичь успеха? У китайцев же получилось.

Я бы не стал давать таких категорических оценок. Зачем наш автопром будет поднимать какую-то планку, если машины и так продаются. Как сказал директор «АвтоВАЗа»: Тойота стоит 3,5 млн, наша «Гранта» 1,3 млн — да, ей далеко до «Тойоты», но она и стоит в три раза меньше. Большинство населения нашей страны не имеет возможности купить дорогостоящий автомобиль, поэтому наш автопром по-прежнему в цене.

Часто приходится слышать о завышенной стоимости российских машин. Но, если посчитать все затраты на материалы, на оплату человеческого труда, то цена окажется реальной. А недостатки есть и у людей, не бывает ничего идеального.

А если бы вы сейчас выбирали для себя автомобиль отечественного производства, чему отдали бы предпочтение?

Самый оптимальный вариант — это «Лада Гранта». Она полностью соответствует своим заявленным характеристикам, и своей цене. Я считаю, что именно по этой причине она сейчас самая продаваемая модель отечественного автопрома.

Помните свою первую отреставрированную машину?

Да, конечно, помню. Я купил первую «Оку» для реставрации, и, если честно, просто растерялся. У меня совершенно не было опыта, я не знал за что взяться, мне было страшно, что я не справлюсь. Но, несмотря ни на что, у меня всё получилось! Как говорится, глаза боялись, а руки делали.

Как семья относится к вашему увлечению?

Сначала мне говорили, что надо заниматься не только «Окой», но я не нашёл для себя машины более интересной. Я же оборачиваюсь на каждую «Оку», проезжающую мимо (смеётся), кто-то на девчат смотрит, а я на отечественную малолитражку. Семья меня поддерживает, сын вообще унаследовал от меня любовь к машинам, часто со мной вместе пропадает в гараже. Я уверен, насколько мужчина уважает свой автомобиль, настолько он уважает себя.

Евгений, в какой школе Вы работали?

Все 25 лет после института я отработал в 17-ой школе. Я получал предложения по перемене места работы, но однажды Нина Николаевна Дробышева мне сказала: «Если хочешь что-то изменить в своей жизни, меняй кардинально, но не бегай из одной школы в другую. Ищи своё любимое дело, в нём и состоишься». Я ей очень благодарен за этот совет. Отработав 25 лет учителем физкультуры, с чистой совестью теперь отдаю себя увлечению.

Педагогика была мечтой юности?

Нет. Я мечтал быть барабанщиком. До сих пор, когда вижу барабанную установку, почти теряю сознание. Я даже занимался у репетитора по музыке, учась в институте. Может ещё и осуществлю свою мечту. А тогда, по окончании школы родители повезли нас с братом по краснодарским вузам, и мы выбрали институт физической культуры и спорта, потому что там был классный стадион. Вернувшись из армии, я получил предложение от Надежды Гавриловны Войтенко стать учителем физкультуры в 17-ой школе. Просто пришёл познакомиться с коллективом и остался на 25 лет.

Никогда не жалели о своём выборе?

Однозначно нет! Если повернуть время вспять, я снова выберу этот вуз и эту школу. Вообще не представлял себе другую работу, в школе был на своём месте. Кроме того, всегда любил спорт: я никогда не сидел на скамейке во время урока. И даже не потому, что своим примером показывал, как надо, а потому, что мне попросту это нравилось. Я с удовольствием шёл на работу. За 25 лет у меня не было ни одного больничного! Максимум один день я просил, чтобы отлежаться, а потом снова в строю.

Не только физкультуру, но и ОБЖ мне нравилось преподавать. Последние семь лет был начальником учебных сборов по нашему району и даже снял два видеоролика, один из которых в Кореновском военкомате предлагали использовать, как учебное пособие.

Если говорить о работе с детьми, что вам нравилось больше всего?

Учитель ведь это ещё и воспитатель. Ко мне очень часто дети обращались за личным советом: не всё можно спросить у папы с мамой. Советовались по поводу отношений со сверстниками, с родителями, и это всегда было невероятно приятно. Они мне доверяли, а я был счастлив, что смог помочь.

Не скучаете по школе?

Два года уже не работаю, но почти каждую ночь вижу школу во сне! И всё думаю, когда же меня отпустит? (смеётся).

А в какой школе Вы сами учились?

В первой, но до 4 класса в 21-ой. Я помню, когда учился в 4 классе начались разговоры, что 21-ую школу закрывают и необходимо куда-то переводиться. Мы с братом и ещё одна девочка перевелись, а школа работала ещё 10 лет. Мой сын тоже отучился в первой школе. Я принципиально его не привёл в школу, где работал: мне хотелось, чтобы он самостоятельно завоевал авторитет.

Вы счастливый человек?

Абсолютно! Я четверть века занимался любимым делом. У меня есть сын, невестка, супруга, любимое увлечение. Я очень благодарен своим родителям за всё, что они для меня сделали и делают, а у меня есть стимул — помочь сыну. Вообще, семья — главный смысл жизни любого человека.

Вы удачливы?

Нет. Ни разу в жизни мне ничего не пришло на халяву. Всего добивался своим трудом. Когда я учился в институте, у меня был товарищ, у которого даже полученный на сдачу лотерейный билет всегда был выигрышный. Я тоже захотел выиграть в лотерею автомобиль и подошёл к этому вопросу основательно. Я скупал лотерейные билеты в течение года. Покупал пачками по порядку, выборочно, в разных городах. В итоге на лотерею я потратил 800 рублей, собрав две увесистые пачки. Чтоб вы понимали масштаб суммы: на неделю родители мне давали 25 рублей! Но я же о машине мечтал, а на мечту денег не жалко. Машину я, конечно, не выиграл, за счёт выигрышных билетов вернул рублей 400 и с тех пор больше не играю ни в какие игры!

Сколько у вас настоящих друзей?

Знакомых и товарищей много, а друзей много не бывает. Дружба — это ответственность. Хочу рассказать о своей ученице Диане Титомир, вот она стала для меня настоящим другом, выручает меня и всю мою семью постоянно. Мы общаемся уже 4 года, всё, что связано с интернетом в моём увлечении — это всё она, я советский человек и не дружу с социальными сетями. В истории с реставрацией машины для ретро-музея тоже помогла мне Диана, именно она находила запчасти во всех уголках нашей необъятной Родины. Так что дружба между поколениями существует.

Ваша самая характерная черта?

Я человек слова. Это подтвердят все. Не могу пообещать и не сделать, расшибусь в лепёшку, но слово своё сдержу.

Что Вас вдохновляет на свершения?

Ответственность за счастье моих близких. Последние три года моя жена не работает. В своё время она на трёх работах вкалывала, а сейчас я освободил её от этого, ей и дома забот хватает.

Что Вас сегодня обрадовало?

Ваш звонок. В жизни мало положительных эмоциональных всплесков, а встреча с новыми людьми — это всегда приятно.

На что вам не хватило смелости в жизни?

Такого грандиозного, что повлияло бы на мою судьбу, не припомню. Я всегда придерживался мнения: если можешь изменить, измени, если нет, то прими ситуацию.

Любите спорить?

Никогда не спорю, если не уверен на 100% в своей правоте.

Как Вы относитесь к критике?

Я человек очень эмоциональный, взрывной. Критику болезненно воспринимаю. Могу сгоряча наговорить, написать чего-то, потом пожалеть. Но если я не прав, свою вину признаю и прошу прощения у людей.

А сами критиковать любите?

Мне кажется нет такого человека, который никого не критикует.

Одиночество бывает полезным?

Для меня нет.

Что вас раздражает в людях?

Бесит, когда человек не держит слово, не люблю непунктуальных людей.

А что восхищает?

Когда человек любой ценой помогает другому. Как Диана Титомир. Она для меня эталон отзывчивости и ответственности.