Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Выселки +4 °C

Подписка на газету
Фронтовик

3.05.2020

История фронтовика: как сирота Григорий Булкин с бандеровцами воевал, а в сибирской тайге счастье строил

Его воспоминания унеслись в далёкий голодный 1932 год.

— Меня мать оставила на симферопольском рынке. Голод был. Сказала мне: «Постой, сынок. Я приду». Я стоял долго, ждал её и плакал, а она так и не появилась. Подошел милиционер… Так я оказался в детском доме города Симферополя. Я не знаю ни своего имени, ни фамилии, ни имени отца, я ни разу не видел свои метрики. Знал только, что мама работала на фабрике. Скорее всего имя мне, фамилию и отчество дали в детском доме». Так и не узнал Гриша, что случилось с мамой. Так и рос мальчик среди таких же, как и он, сирот.

Начало войны и оккупация на Кубани

В первый день войны Григорий с другими ребятами находился в Севастополе на крейсере «Червона Украина» у своих шефов-моряков. Со стороны Турции налетели немецкие самолёты и стали бомбить. В июле 1941 года детский дом эвакуировали на Кубань. Вот как вспоминал об этом Григорий Иванович: «Везли нас на пароходе через Керченский пролив, на котором вместе с нами плыли тоже детдомовцы, глухонемые дети. Мне хорошо запомнилось, как нас укачало и всех тошнило, было очень тяжело и больно, а глухонемые дети не испытывали никаких недомоганий, их не укачивало».

На Кубани детвора оказалась в станице Староминской. Гриша пас скот, работал в огородной бригаде, доил коров, ухаживал за животными. Через 1,5 месяца их перевезли в станицу Старолеушковскую. Здесь детдомовцы перезимовали. Директором детского дома была Любовь Григорьевна Москалёва, а её муж Александр работал воспитателем. Весной 1942 года всех, достигших 13 и 14 лет, распределили по колхозам, а малышей увезли дальше. Гриша попал в колхоз «Красный Восток». Война приближалась, когда немцы стали подходить к станице, он стал жить на ферме. 5 августа 1942 года Новолеушковский район был оккупирован. К тому времени скот угнали, чтобы он не достался захватчикам. Остался один бык.

«Однажды ночью на ферму зашли два немца. «Млико, млико», — говорили они. Я испугался, стою, на ногах вместо обуви шкуры быка проволокой затянутые, на мне кой-какие штаны. Пошел показывать им быка. Посветили немцы фонариком, один рассмеялся, что это бык. Я в это время юркнул и спрятался. Другой стал ругаться и стрелять из автомата в мою сторону. А я же детдомовец, человек битый, жизнь научила быть хитрым и шустрым. У меня на улице стояла на чердак лестница. Я залез, поднял её за собой и зарылся в сене, — рассказал о своём спасении ветеран».

В октябре оккупанты стали угонять в Германию молодёжь. Целую неделю Гриша укрывался в камышах, преодолевая голод и холод. А зимой от смерти спасли староста и его жена. К хозяевам часто наведывались немцы. Гриша следил, когда они уезжали, тогда женщина что-нибудь ему выносила поесть. Подросток в свою очередь кормил в хлеве единственного друга – быка — сеном, а тот, словно понимал своего спасителя и вёл себя, как настоящий конспиратор, тихо. Так и жили они до самого освобождения станицы частями Красной армии.

Освобождение

В начале января немцы вместе со своими прихвостнями-полицаями засобирались, только вот далеко не ушли. Как сказал Григорий Иванович, «в плавнях их всех порешили». После оккупации Гриша попал в колхоз «Большевик» станицы Старолеушковской. Вместе с такими же, как он, пацанами, на быках возили овощи для фронта. Выезжали рано утром по холодку, а добирались до места в 11 часов, сдавали овощи и столько же ехали назад, но уже по жаре. В марте 1944 года мальчишек поставили на учёт в военкомате и 2 месяца проводили с ними военную подготовку. В октябре собрали призывников-кубанцев в Тихорецке на сборном пункте, а оттуда направили на фронт.

В борьбе с врагами мирной жизни

Самые юные последнего призыва, некоторым из них не исполнилось и 18-ти, ехали в эшелоне, не зная точно куда. Колёса отстукивали: «На войну, на войну». Наконец, приехали во Львов. Город освободили совсем недавно — 27 июля.

Со слов Григория Ивановича, их 1927 года рождения со всей страны собрали 1миллион 400 тысяч человек. Воевали около 300 тысяч, а остальных разбросали по разным точкам. Он попал в 105 полк 43 дивизии на Западной Украине. Это был учебный полк, где учили на сержантов.

Военные действия переместились на территорию Германии и её союзников, а в районе Львова скрывались вооружённые формирования украинских националистов. На их ликвидацию направили 1-й Украинский фронт, которым после гибели Ватутина стал командовать Жуков. Ветеран рассказал: «Мы воевали с бендеровцами. Они обстреливали населённые пункты, убивали председателей колхозов и совхозов. Мы дежурили по городу. Затем полк отправили в Каменну Струмиловку, в 50 км от Львова. Оттуда мы ходили на боевые задания, в походы на бандеровцев,воевали с бандами, в которых кого только не было, и они плодились, как короеды. Мы однажды заступили в дозор, нас семеро было. Только сменили караул, раздалась автоматная очередь. Мне пуля обожгла ухо, а рядом со мной Николаю попала прямо в лоб. Мы стали отстреливаться, захватили стрелявшего и доставили его в штаб полка».

13 декабря 1944 года в селе Рожджау Рацеховского района прошла операция по уничтожению штаба военного округа УПА (так называемой Украинской повстанческой армии), из которого шло управление всеми подразделениями бандеровцев на Львовщине. Вот как вспоминал об одной из таких операций Григорий Иванович:

Мороз стоял 35 градусов, а у нас тоненькое нижнее бельё и брюки, рубашка, бушлат, перчатки на ногах ботинки и обмотки. За плечами двухметровая винтовка, нам выдали по сто патронов, лопатку и по две гранаты. Мы пришли окопаться, а там снег и земля мёрзлая. Командиры просили: «Ребята, не спите!» Мы лежали до 9 часов утра, пока не развиднелось. В эту ночь три солдата замёрзло, не поднялись. Здесь проходило совещание начальников бандитских отрядов. На него прибыло 850 человек, а мы должны были их захватить, или уничтожить. В рукопашном бою до 350-400 бандитов было ранено и убито, но некоторым всё-таки удалось вырваться. Наших погибло 70 человек. После этой операции многие потом руки и ноги отморозили, многим руки и ноги ампутировали.

Гриша на этот раз уцелел.

Победа

Фронтовик Григорий Булкин.

Вспоминая день Победы 1945 года, мой собеседник заметно волновался. «9 мая мыпришли после очередной операции и расположились на отдых. И в это время нам сообщили долгожданную радостную весть. Какое это было торжество! Я радовался, что остался живой и надеялся, что уже не убьют, не погибну. Хотя сколько ещё погибло наших уже после Дня Победы! Я терял своих друзей убитыми и ранеными. До 1951 года прятались бандеровцы в лесах», — рассуждал ветеран.

И всё же Григорий чуть не погиб. От взрыва мины его отбросило к дереву. Смещение пяти позвонков, сломанная переносица, сильный ушиб бедра, сотрясение мозга, одним словом, контузия и ещё ранение в руку – таковы последствия. Лежал он на излечении в полевом лазарете. В июле 1945 года демобилизовался и ходил с тростью.

Адрес – Советский Союз

Куда податься сироте симферопольскому после войны? Ему всего 18 лет. Отправился он в Старолеушковкую. Поработав немного в колхозе, уехал в город Симферополь. Плотничал, после шестимесячной учёбы и трёх месяцев стажировки получил права с правом проезда на импортных автомобилях. Колесил по Крымскому полуострову, возил начальника ОРСа Донецкой области. Не зря же Григорий Иванович говорил, что у него «вся жизнь колесом». Колесо судьбы укатило его в организацию «Служба пути КЖД».

Восстанавливал Григорий железнодорожную станцию Матвеев-Курган в Ростовской области. Пришлось принять ему участие в строительстве алюминиевого завода, в это время он познакомился со своей будущей женой Жанной Андреевной, такой же сиротой, как и он. Она работала бригадиром на стройке.

В 1953 годупо комсомольской путевке уже с женой наш неутомимый труженик махнул на север — в Сургут и «осел» там на 28 лет. По сибирской тайге крутил Григорий баранку на лесовозе. Неоднократно являлся победителем соцсоревнования, награждён грамотами, знаками «Отличник соцсоревнования РСФСР», занесён в «Книгу Почёта» Юганского лесопункта Сургутского леспрома. В 55 лет он вышел на пенсию. Семья за эти годы увеличилась значительно, родилось пятеро детей, а вместе с внуками стало 22 человека.

На Кубань!

Пенсия заработана, а колесо судьбы уже покатилось на юг. Булкины переехали в Ленинградский район. Деятельный Григорий Иванович не усидел дома и устроился в колхоз «Комсомольский». 36 лет они прожили с Жанной Андреевной до самой её смерти. Как в далёком детстве, снова почувствовал себя наш труженик сиротой. Дети жили в Тюмени, Сургуте и в Саратове. И кто знает, сколько бы это одиночество продолжалось, если бы не курортный роман. В санатории Геленджика встретил он Клару Ивановну. К ней он приехал в Выселки. Так колесо судьбы Григория Булкина прикатилось в конечный пункт. На момент нашей встречи проживали они вместе дружно и счастливо 20-й год. По утрам делали гимнастику, вдвоём обрабатывали 25 соток земли, на колхозный пай ежегодно получали около двух тонн пшеницы, мешок сахара, 35 литров масла, держали кур. Ласково говорил Григорий Иванович о своей супруге: «Мой малыш» и восхищался её трудолюбием: «Может с утра зайти на огород и целый день работать».

Клара Ивановна и Григорий Иванович.

На прощание он мне сказал: «Ты там много обо мне не расписывай». Таким я его и запомнила, шустрым, оптимистичным и бодрым. Вскоре, 26 августа 2016 года он умер.

Через полгода после смерти Григория Ивановича, Клара Ивановна передала в редакцию газеты листок с его биографией, чтобы п память о нём мы опубликовали материал. Все эти годы храню память об этом ветеране, а накануне 75-летия Победы давайте вспомним наших дорогих фронтовиков.

Нина Вороновская, фото автора.

ВРЕЗКА

Ветеран войны

Григорий Иванович сразу не считался ветераном Великой Отечественной войны, так как непосредственного участия в боевых действиях с немцами 43 дивизия не принимала. Только благодаря министру обороны СССР Дмитрию Устинову всех воевавших в дивизии с бандеровцами отнесли к участникам и ветеранам ВОВ. Булкин сообщил данные о себе и своих командирах. Военкоматы, в свою очередь, стали разыскивать призывников 1927 года рождения. Запрос отправили в Подольск. 8 месяцев не приходил ответ, а к 45-летию Победы ему вручили орден Отечественной войны II степени и сразу четыре медали, в том числе и медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». Ветеран стал пользоваться льготами и получил квартиру.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема