Выселки +24 °C

Подписка на газету

Как мужество, героизм и отвага молодого лётчика вдохновили легендарного Шолохова на «Судьбу человека»

Генерал-лейтенант авиации Гнригорий Дольников (справа на переднем плане) вручает награду Николаю Жерегеле. / Фото: архив семьи Ковалёвых.

Советский лётчик-ас Григорий Дольников, бежал из немецкого плена, совершил 160 боевых вылетов, сбил 15 самолётов врага, провёл 42 успешных воздушных боя. Звезду Героя получил лишь спустя 33 года после войны.

В редакцию пришло письмо из Воронежа от семьи Ковалёвых с рассказом о Герое Советского Союза Григории Устиновиче Дольникове, сослуживцами которого в разные периоды были выселковцы.

Из уст самого Шолохова

В январе 1941 года была сформирована 6-я Воронежская школа ВВС, спецом которой стал прадед автора письма Глеба Ковалёва — Жерегеля Николай Фёдорович. В конце 1942 года Николай Жерегеля на Кубани участвовал в прорыве Голубой линии. Примерно в это же время в кубанском небе совершил свой первый боевой вылет и Григорий Дольников.

Эту историю Николай Жерегеля узнал из уст самого Михаила Шолохова в 1968 году. В Московской академии Жуковского, была организована встреча с великим писателем, где он рассказал, что прототипом Андрея Соколова из «Судьбы человека» стал Григорий Устинович Дольников. Друг Михаила Шолохова рассказал писателю о молодом лётчике, вышел рассказ, а в 1959 году был экранизирован фильм.

«Горячий» Дольников

В июле 1943 года в небе Кубани состоялся первый боевой вылет курсанта Батайской лётной школы Дольникова Григория Устиновича. Во время пятого боевого вылета — и его первый воздушный бой, он был ведомым у Дмитрия Глинки. Острые на язык лётчики дали радиопозывной Дольникову — «Горячий» или на белорусский манер «Гарычы» за говор и взрывной характер.

Через месяц, в августе 1943-го, в упорнейших и ожесточенных боях уже в украинском небе Дольников совершил 35 боевых вылетов в большей части на штурмовку наземных войск противника, участвовал в 16 воздушных боях, в которых он сбил 3 фашистских самолета. В те дни на фюзеляже его самолета появилась первая звездочка: меткий огонь его «Аэрокобры» навечно приземлил «Мессера».

А вот 30 сентября ему не повезло: в сохранившихся архивных документах 100-го гвардейского истребительного авиационного полка есть запись: «Летчик 100 гв. иап 9 гв. иад гв. мл. лейтенант Дольников Г.У. 30.09.43 г., при выполнении боевого задания на самолете «Аэрокобра» на прикрытие наземных войск не вернулся с боевого задания». В ноябре Дольникова исключили из списков Красной армии, как не вернувшегося с боевого задания.

Плен

Самолёт Горячего был подбит, сам лётчик, раненый в ногу, смог покинуть горящую машину, но его парашют унесло на немецкие позиции. Плен, допрос и сцена, увековеченная Шолоховым, а после и режиссёром Сергеем Бондарчуком, ставшая символом несгибаемости русского солдата.

В своих мемуарах «Летит стальная эскадрилья» Дольников потом расскажет, что на первом же допросе он назвался Соколовым. Когда гестаповцы предложили выпить за победу Германии рюмку водки, сказал, что русские пьют стаканами. Озадаченные немцы налили стакан водки и Дольников-Соколов со словами «За победу!», подразумевая нашу победу, осушил его до дна, при этом, несмотря на голод, от закуски отказался. «Русские после первой не закусывают!», — произнес Григорий Устинович, немцы налили второй стакан. Выпив до дна и второй стакан водки, снова отказался от закуски: «Русские перед смертью не закусывают!». После третьего стакана устоял на ногах и был отправлен в лагерь для советских лётчиков, где в лазарете без наркоза ему сделали операцию на раненой ноге, что спасло ему жизнь, так как уже начиналась гангрена.

Побег

Трижды проваливались попытки бежать из лагеря. В ночь на 3 декабря 1943 года лётчикам повезло, но бежать и выжить удалось не всем. Григория Дольникова и еще двоих — летчика-истребителя младшего лейтенанта Николая Мусиенко и командира экипажа морского бомбардировщика лейтенанта Василия Скробова — рискуя жизнью, спрятал путевой обходчик железной дороги Степан Чернобай. Они до конца дней своих помнили Степана Петровича, помогали ему и его семье деньгами. Тогда с его помощью, им удалось переправиться в партизанский отряд «Родина», где они и сражались с фашистами вплоть до конца марта 1944 года, когда партизаны соединились с наступающими частями Красной армии.

Снова в боевом строю

Горячий нашёл свой 100-й гвардейский уже в апреле 1944 года, шла Крымская операция. Можно представить как рвался в бой Григорий Дольников, но вернуться в строй своего полка мешали долгие и весьма непростые проверки. Оно и понятно, был в плену. Это чёрная отметина не раз ещё помешает в его судьбе. Тогда благодаря поручительству командира авиационной дивизии, Дольников снова сел в кабину истребителя. Дрался дерзко и жёстко, за первые три дня боёв сбил 4 вражеских самолета.

16 марта 1945 года самолет командира 16-го гвардейского иап Ивана Бабака, боевого наставника Дольникова, был подбит зенитками врага, обгоревший летчик попал в плен, а в апреле погиб близкий друг и земляк Григория — Пётр Гучек. В память о боевых друзьях Дольников сделал на фюзеляже надписи: «За Петю Гучка» и «За Ваню Бабака», на этом самолете он и встретил долгожданный День Победы.

Войне конец

Григорий Дольников стал одним из лучших истребителей полка. Был дважды награждён орденами Красного Знамени. Гвардии старший лейтенант штурман эскадрильи Григорий Дольников закончил войну в Германии. Действовавшее тогда Положение о наградах за 15 сбитых самолетов, 160 боевых вылетов и 42 успешных воздушных боя давало основание представить Григория Дольникова к званию Героя Советского Союза. Но помешало чёрное пятно плена в биографии лётчика.

Не получили заслуженных Золотых Звезд и бежавшие вместе с ним из лагеря Скробов и Мусиенко. Командир звена 7-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии лейтенант Николай Мусиенко к концу войны совершил на Ил-2 113 боевых вылетов (норма для Героя — 100 вылетов), а заместитель командира эскадрильи гвардии капитан Василий Скробов 182 вылета на торпедоносце Ил-4, потопив при этом 5 немецких морских транспортов.

Награда нашла героя

В 1950 году Григорий Устинович поступил в Военно-Воздушную академию. Он прошёл все ступени роста от командира авиационного полка до заместителя главнокомандующего Военно-Воздушными силами Советского Союза. Дважды участвовал в боевых действиях на Ближнем Востоке, сначала возглавляя советскую авиационную группировку в Египте, а затем и в Эфиопии.

Лишь в 1978 году за личное мужество и отвагу, проявленные в годы Великой Отечественной войны, высокие результаты в боевой подготовке, освоение сложной авиационной техники и в связи с 60-летием Вооруженных Сил СССР Григорию Дольникову присвоили звание Героя Советского Союза.

В 1987 году в звании генерал-полковника авиации Дольников уволился с военной службы. Скончался в 1996 году, похоронен в Монино под Москвой на военно-мемориальном кладбище.

Выселковцы и Дольников

В 1970 году во время арабо-израильского кризиса с генерал-лейтенантом Григорием Устиновичем Дольниковым довелось познакомиться лично и даже сыграть в настольную игру выселковцу Сергею Николаевичу Карлину, он в ту пору был офицером среднеазиатского авиаполка.

А личная встреча Николая Жерегели с Дольниковым произошла в Тбилиси, где Жерегеля служил старшим инженером по самолётам и двигателям 379 Армейской летающей лаборатории по авиационной технике 34 воздушной армии.

На фото из семейного архива Ковалёвых Дольников вручает награду Николаю Жерегеле. Хорошо видно лицо Григория Устиновича — открытое, доброе, лицо человека, отдавшего жизнь службе Родине, много пережившего.

Молодые авиаторы на ж/д перроне ст.Выселки (слева-направо) первый — выселковец Сергей Карлин, четвёртый Сергей Евдокимов. / Фото: архив семьи Ковалёвых

Вместо послесловия

Осетровский плацдарм, операция под кодовым названием «Малый Сатурн». В память об этих событиях в Воронежской области рядом с трассой М4 Дон запланирован мемориальный комплекс со стелой высотой 35 метров и памятником воину-освободителю в образе Андрея Соколова из шохоловской «Судьбы человека». Авторы проекта затруднились в одном — с кого создавать лицо скульптуры.

Уверены, будет принято справедливое решение и образ Григория Дольникова будет отлит в памятнике Верхнемамонского обелиска.