Выселки +20 °C

Подписка на газету
Истории

25.06.2021

Как субсидии государства помогают в делах тепличных

Интервью семьи агрономов с двадцатилетним опытом ведения тепличного хозяйства

Супруги Головешкины уже 20 лет выращивают овощи. Начинали с трёх теплиц у дома, сейчас за первыми небольшими возвышаются высоченные металлические каркасы новеньких теплиц, а позади них ещё целый ряд невысоких «клубничных» парников.

Домик как игрушка, огромный надел земли сразу за ним. Радушные хозяева проводят мне экскурсию по своим владениям. Всё ухоженное, выращенное с любовью. 40 соток малины, виноград, огромный сад плодовых деревьев. Сразу за виноградом начинаются стройные клубничные ряды, уже заботливо накрытые дугами, но пока без плёнки. Скоро и здесь «ягодные» парники заблестят на солнце. После, за чашкой чая, ведём неспешный разговор.

Вы оба родились здесь?

Я родился на хуторе Старая Бузинка, так его теперь называют. Вообще, ещё перед войной мой дед, Головешкин Иван, переехал на Кубань из Курской области в поисках лучшей доли. А супруга переехала с матерью и братом из Узбекистана в 1991 году, ещё до распада Союза.

Почему именно агрономия?

Вопроса выбора профессии у меня никогда не было. Мой дед был агрономом, отец был агрономом, и я, ещё учась в школе, знал, что буду агрономом. В 1994 году, после окончания института, я пришёл работать в совхоз. Планировал на полеводство, а попал в сад.

А вы, Татьяна?

Мама всегда была уверена, что я буду медиком, она мечтала об этом. А когда сюда переехали, я приняла решение идти в сельское хозяйство, мне и направление совхоз давал. По окончании факультета плодоовощеводства Кубанского института в 1997-ом я пришла работать в сад родного совхоза, в команду молодого агронома Алексея Головешкина, он был управляющим (улыбается). Там и случился служебный роман. В совхозе мы проработали до 2000 года, а потом решили заняться своим делом.

Получается вы с 1997 года работаете вместе? Не устаёте друг от друга?

Когда люди смотрят в одну сторону им вместе не в тягость, — говорит Татьяна. — Мы с Алексеем вместе 24 на 7 и не устали. Наверное потому, что весь день заняты общим делом. «Как пандемия началась, — подхватывает Алексей Николаевич, — многие стали говорить о том, что дело до развода доходит из-за постоянного нахождения супругов вместе. А мне это дико, потому что мы с Татьянкой работаем и живём душа в душу более 20 лет».

Алексей Николаевич, с чего вы начали своё дело?

Выращивали раннюю капусту, картошку, редис, огурцы и помидоры, свёклу, морковь, перцы, баклажаны. Причём первые 4 года мы сами всё в розницу продавали на рынке. Построили первые три теплички, там выращивали рассаду, овощи. Умудрялись снимать со своего участка по два урожая за сезон. Например, раннюю картошку убрали, посадили помидоры или после ранней картошки посадили позднюю капусту или свёклу.

Новенькая теплица Головешкиных, построенная с использованием государственной субсидии / фото: Татьяна Зернаева «ВС»/

Значит примерно с 2005 года вы сами не торгуете уже?

Да, когда собирали урожай от 50 до 100 тонн, успевали сами торговать, а когда пошли большие объёмы времени торговать уже не осталось, — говорит Татьяна. — Стали сдавать всё оптовикам.

Объёмы увеличились, значит увеличилась посевная площадь?

Нам с женой не повезло, — сетует Алексей Николаевич, — земельные паи нам не достались, поэтому выкручивались на том, что есть. Сначала только свой огород, потом у бабушки соседки купили часть её огорода, потом ещё одни соседи продали нам землю. По губернаторской программе получили за речкой 1,5 га земли под ЛПХ в аренду, потом 10 га взяли в аренду у знакомого фермера, в прошлом году заключили договор аренды с районной администрацией на 4 га земли на 10 лет. И ещё гектар земли купили. В итоге сейчас у нас 16,5 га возделываемой земли.

Вся эта земля под овощи, Алексей Николаевич?

Да, вплоть до прошлого года так и было, но сейчас наша концепция изменилась. Овощи останутся в сравнительно небольшом количестве, но основной упор мы сделаем на клубнику.

Как удобряете свою землю?

К плодородию почвы относимся очень серьёзно, в классическом понимании, — отвечает хозяйка дома. — Все свои 16 га засыпали дважды органическими удобрениями и прошли сидератами. К земле с любовью надо, тогда и она ответит взаимностью.

Помощники у вас уже выросли?

Двое сыновей, — отвечает Алексей, — старший Юрий сейчас перевёлся на заочку в институте и помогает нам здесь. Ему нравится крестьянская жизнь, он с удовольствием занимается сельским хозяйством, а Москва с её суматохой оказалась совсем чужой ему. И девушку из Москвы тоже сюда перетянул, она у него мастер спорта по борьбе, преподавала в школе олимпийского резерва. Аня тоже местная, на время пандемии вернулась к родителям, и назад в столицу уже не хочет. Сейчас они оба здесь, а мы с Татьянкой и рады. Я всю жизнь мечтал, чтобы одной большой семьёй на земле трудиться. Юра увлечён спортом и старается молодёжь к спорту привлечь, «Агрокомплекс» им выделил небольшое помещение под спортзал, так он там своими руками и на свои средства соорудил уже 9 тренажёров.

А младший сын?

А младший Дима в меня, — смеётся Татьяна. — Он городской житель, полюбил Москву, нравится ему тамошняя жизнь. Хотя, когда к нам на каникулы приезжает, работает на равных со всеми. Наши дети сызмальства к труду приучены, как отец говорит: «С младенчества в борозде стоят». А что, мы работаем и они с нами. Мальчишки у нас молодцы: оба школу с медалями окончили, сами в институты на бюджет поступили, сами учатся. Юра, сейчас хоть и на заочном, но всё сдаёт сам, ему легко даётся учёба.

Дети помощники это хорошо, а государство за все эти годы оказывало какую-то поддержку?

Вы знаете, да, — говорит глава семейства Головешкиных. — Государство несколько раз субсидировало наши кредиты, конечно, много документов приходилось собирать, но в итоге помощь была большая. За это мы очень благодарны. Да вот в прошлом году мы получили субсидию за строительство трёх теплиц на металлокаркасе, это тоже очень хорошая поддержка. И перед этим нам строительство деревянных теплиц субсидировали. Поселковая администрация помогает, как может и это приятно.

Алексей Головешкин первую редиску из своей теплицы продаёт уже в конце марта. /Фото: Татьяна Зернаева «ВС»/

Как вы отапливаете теплицы?

Небольшие мы отапливаем только в крайней необходимости, — рассказывает Алексей, — когда морозы случаются. Отапливаем с помощью газовых баллонов, иногда с помощью дров или солярки. Есть задумка новые большие теплицы отапливать, чтобы получать зимой урожай овощей, но здесь есть небольшие трудности. Из-за объёма там нужно подводить газовое отопление, для этого нужна котельная и т.д. Со временем, думаю, все вопросы решим, а пока основной отопитель это солнце и двойная плёнка.

В этом году многие жаловались, что снегом теплицы поломало. Как у вас дела обстоят, Алексей Николаевич?

Нам повезло, новые теплицы, те, что осенью поставили, мы накрыть не успели. Люди сильно пострадали, теплицы повалило под тяжестью: металл поломало, так что его теперь только на лом сдать. А металл сейчас сильно подорожал: по сравнению с осенними ценами на 50%. Да всё подорожало и топливо и лес. Затраты у крестьянина увеличились, соответственно и цены на нашу продукцию должны возрасти, но этого не происходит пока.

А вообще цены на сельхозпродукцию меняются в соответствии с инфляцией?

Двадцать лет мы работаем, — с горечью говорит Татьяна, — и можно сказать, что цены на нашу продукцию топчутся на месте. Всё вокруг дорожает, кроме крестьянского труда. На картошку 20 лет практически одна цена, да и на капусту тоже. Капусту с поля отдаём по 5 рублей за кило, а какая цена в магазинах вы знаете.

Клубничные парники почти готовы: осталось только накрыть плёнкой. /Фото: Татьяна Зернаева «ВС»/

Семенами пользуетесь отечественными?

Когда начинали работать, — отвечает Алексей, — пользовались отечественными семенами. Например, сажали капусту, но только 60% кочанов были хорошие. В итоге, как только в Россию зашли иностранные семеноводческие компании, мы перешли на их продукцию. Там и всхожесть другая и процент хорошего урожая не в пример нашим. Нет в России сейчас семеноводства и это очень горько.

Производство посадочного материала и семеноводство — это больная тема, — сетует Татьяна. — Нет фито-санитарного контроля, и очень сложно у нас купить незаражённый посадочный материал. Мы долго искали где купить рассаду клубники и нам повезло, мы приобрели её на Крымской опытной станции, где сохранился контроль. Наша клубника здоровая, не заражена никакими вирусами и нематодой. У частников, кстати, покупая ягоду, люди могут легко нарваться на нематоду.

Многое изменилось в сельском хозяйстве за эти годы?

Знаете, иной раз поражает отношение к крестьянскому труду, многие считают, что мы тут чуть ли не в лаптях до сих пор, — смеётся Татьяна. — А на самом деле ведь технологии шагнули далеко вперёд, сельское хозяйство тоже развивается.

Главное, — дополняет глава семьи, — быть 365 дней в борозде, крутить головой на 360 градусов, успевая за новшествами, и всё должно быть под контролем. Ведь, как говорят, у крестьянина день год кормит, а я скажу, что в тепличном бизнесе час год кормит, ведь за этот час можно потерять весь урожай, не успев, например, вовремя открыть теплицу.

Татьяна Зернаева.

Присылайте нам новости

Шрифт

Изображения

Цветовая схема