Выселки +10 °C

Подписка на газету

Ловили два товарища. История выселковских рыбаков, спасших провалившегося под лёд человека

Константин Гурьев и Александр Ромащюк рыбачат вместе с самого детства. / Фото: «ВС».

Друзья Константин Гурьев и Александр Ромащюк – те самые люди, которые первыми кинулись на помощь рыбаку, провалившемуся под лёд на реке Журавке в конце февраля 2021 года. Материал «ВС» – о мужественных выселковцах – больших любителя рыбалки.

На речку на тандеме

«Мы с Александром Ромащюком тут родились, в Выселках. С четырёх лет вместе. У него в хуторе Бураковском был дед. Заядлый рыбак. И когда мы к нему ездили, то рыбачили вместе, – рассказывает Константин Гурьев. – Начинали с деревянных снастей. Палки вместо удочек, крючки самодельные. Интересное было время. А потом уже здесь, в Выселках, с самого детства до речек на велосипедах гоняли. Тандемы помнишь? Это когда два велосипеда вместе соединялись. И мы на тандеме 9-11 км с удочками на Горловку или ещё куда прямым ходом. И так с детства и всю жизнь. Мне уже 54, 55 в этом году. Саня на год младше. Вот уже лет 45, получается, как рыбачим».

«Ещё помним, как речку сливали, когда чистили», – подключается к разговору Александр Ромащюк. Мы беседуем на берегу реки Журавки в районе пер. Коммунаров.

«Мы тогда пацанятами были. Видишь греблю, – машет он в сторону пер. Вышинского. – Там траншею сделали, и вода самотёком уходила отсюда направо. Вместе с рыбой. Мы у мужиков подсак выпросили или нашли у кого-то (уже не помню) и сазана поймали. Здорового сазана. Для нас тогда он был просто огромный. («Килограмм на 10, наверное», – дополняет Константин Гурьев.) Засолили мы его. И на чердак, чтоб просох. Когда через два дня полезли, а там вот такие опарыши уже… Слёзы градом. Обидно как!»

Рассвет и туманчик

«Уже третий год выпускаем здесь рыбу», – замечает Александр Ромащюк, всматриваясь в речную гладь. – Старики в основном приезжает сюда на карася, а нам на карася всё время неитересно. Разнообразия хочется».

За разнообразием друзья путешествуют по Кубани. В Ейских лиманах тарань ловят, в реке Кубань – чехонь.

«Хочется половить и другие виды рыбы, которые у нас не водятся. Интерес у нас чисто спортивный. Получится – не получится. Рыбалка, вообще, азартная вещь», – разъясняют наши герои.

«Отдыхаешь душой и телом на природе, – говорит Константин Гурьев. – Представьте. Рассвет. Вода не шелохнётся. Солнце только встаёт. Туманчик над водой. Здорово же! И красиво. Сидишь, ждёшь. Смотришь, поплавок шевельнулся. И почему-то кажется, ну сейчас клюнет крупная рыба и я её… А так бывает очень редко, что большая клюёт. Большая – значит прожорливая. Или хитрая».

Рыба XXI века

По словам, Константина Гурьева, «рыба нынче пошла современная, добыть её непросто».

«Замеченные за годы рыбалки изменения? Рыба стала умнее и хитрее. Раньше, в детстве, как было? Ловили мы на хлеб и червя и забот не знали. А сейчас? Тысячи всяких прикормов, добавок, ароматизаторов. Рыба, как и мы, живёт в XXI веке. Чуть ли не на гаджеты её ловим», – рассказывает рыбак.

Подготовке к рыбалке – целое искусство.

«Если неготовый приедешь, ничего не поймаешь. Для судака одни снасти, для карася – другие. На щуку – блёсны, спиннинг», – объясняет тонкости Константин Григорьевич, добавляя, что для улова необходимо знать повадки рыбы и места обитания. 

«Карп самый хитрый. Трудное его поймать. Даже промысловым рыбакам. Когда невод тянут, карп на дно на бок ложится, и невод над ним проходит. Толстолобик тоже сетей не любит и умеет их избегать», – рассказывает мужчина.

Зимняя или летняя рыбалка?

«Они – разные, – говорит Константин Гурьев. –  Когда мелкие были, зимней не увлекались, да и в детстве, естественно, на лёд никто не выпускал. Летняя же получается просто чаще. Вернее даже, каждый год. Бывает зима такая, что вообще ни разу не выйдешь на лёд».

«Смотрю, торчит одна голова»

«По поводу того случая, – рассказывает Константин Гурьев. – Мы были на речке в Первомайке. Одно, второе место, не клюёт. Саня говорит: «Поехали на нашу речку. На нашей всегда клюёт. Коту поймаем или живца наловим».

Приезжаем, зашли, где мостик. И рыбак этот на лёд выходит. Мы пошли правее, где лёд толще, а он прям посредине. Я ещё удивился, когда лёд тонкий, удилище должно быть длинное, а не короткое, чтобы стоять подальше, там, где крепче. А он сделал вокруг себя лунки, считай, что обурил себя.

Ну, сидит он, мы от него метров в 200. Саня предложил: «Давай чайку попьём». «Давай». Близко друг к другу не подходим, потому что лёд тонкий. Он чай налил, бутерброды порезал, я подошёл, взял, отошёл.

Только отошёл, слышу – хруст. Поворачиваюсь. Смотрю, торчит одна голова. Побежали. Нашли палки какие-то.  Сначала палками пытались вытащить. А народ уже увидел, что мы там боремся, сразу к машинам побежал за тросами. Потом и под Саньком лёд начал ломаться. Кинули нам два троса, ещё подмога подошла. В общем, всё нормально закончилось.

Страшно? Сначала нет. Но на льду снасти наши остались, чемоданчик. Вот уже за ними идти было страшно. Саня больше промок, чем я. В машине сидит, греется. Я говорю: «Пошли за вещами». «Не, ну его, не пойду». Я потихоньку дошёл, забрал, и всё погнали домой.

С нами такое «приключение» впервые было. Санёк пару раз проваливался в Первомайке, но по мелочи, глубина маленькой была. А там, где мужик сидел, наверное, метра три глубина была. Ещё и тёплая зимняя одежда. Кто его знает, что бы было. Вовремя, короче, поспели».

Максим Ватутин

Присылайте нам новости