Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Выселки +9 °C

Подписка на газету
Ветеран

11.06.2020

Марии Сытниковой исполнилось 10 лет, когда в хутор пришли фашисты: как население кубанских хуторов поддерживало партизан

Труженица тыла, ветеран труда Мария Григорьевна Сытникова поделилась детскими воспоминаниями. С подростками своего хутора она выполняла опасные задания партизан и подпольщиков, не раз рискуя своей жизнью.

До оккупации

Марийка росла в многодетной семье Лазаренко, проживающей в маленьком хуторке Новобратском Гражданского района, основанном в 1895 году шестью семьями, пришедшими пешком из Омска (Указом от 22 августа 1953 года Гражданский район полностью передан в состав Выселковского района, — прим. ред.) и была в ней старшим ребёнком. Её родители работали в колхозе «Коллективный труд»: папа шофёром на машине, а мама звеньевой.

В семье ожидалось прибавление. Мария Григорьевна отчётливо помнит то ранее утро, когда хуторяне узнали о начале войны: «Папа был в командировке, а мама на работе, мы — четверо детей — дома. Слышим, на улице крик: «Война началась, война началась!» Это прискакал на лошади мальчик из бригады, он останавливался перед каждым двором. Когда мы выбежали, то он уже кричал: «Былдымовы, Былдымовы! Война началась!» Я очень испугалась и сразу поняла, что такое война». Папу забрали 23 июня».

Последний раз увидели дети своего отца, уезжающим на машине. На фронте Григорий Захарович попал в медчасть водителем. От него пришло несколько писем, в которых он писал жене: «Ты сообщи мне, кто у нас родился, сын или дочь. Мне всё равно кто, я люблю вас всех». Всего одно письмо дошло к нему из дома. Он так и не узнал,что родился сын Николай.

«У нас родился Коля, а отец почти одновременно пропал без вести под Киевом», — эти воспоминания вызвали слёзы у ветерана. Мама Марии — Лидия Емельяновна — так и продолжала трудиться звеньевой, а когда комбайнеров мужчин забрали на фронт, села за штурвал комбайна.

«Мама моя была такая красивая и молоденькая, 30 лет ей исполнилась, когда началась война. Она работала день и ночь, а я оставалась с бабушкой», — вспоминала Мария Григорьевна. Работали колхозники за трудодни. В конце года получали 7 копеек на трудодень.

Мария Сытникова, участница торжественного мероприятия в честь Дня Победы в Краснодаре, в составе делегации Выселковского района, 2018 год.

Записки

Августовским днём в хутор Новобратский (хутор во время войны существовал в районе Новомалороссийского поселения, — прим. автора). пришли немцы. Их было немного. Свой штаб они расположили в новом красивом здании начальной школы. Три человека поселились у Лазаренко и заняли одну из комнат, вся семья с новорождённым ребёнком ютилась в другой. Постояльцы вели себя словно хозяева. «Люди жили в то время скромно. У меня был персидский платок, у мамы- юбка и красивые гусары (кожаные сапоги до колен), папина кожаная куртка, которую мама спрятала в люльку. Немец догадался об этом и дернул детскую кроватку так, что братик Коля чуть из нее не вывалился.

Еще одна картинка из детства. Стоит фашист бреется, и о мой любимый платок вытирается. Я смотрю и плачу, а бабушка говорит: «Молчи, а то мамку убьют! Я этот платок навсегда запомнила».

В хуторе остались старики, женщины и дети, да ещё юноши 1926 года. В 1942 году им по 16 лет, но в конце войны и их призовут на фронт. Они успеют хлебнуть лиха, примут участие в боях, загоняя фашистов в своё логово. Кто-то из мальчиков попадёт на войну с милитаристской Японией, а кто-то будет добивать всякую нечисть в лесах Западной Украины. Демобилизуются они только в 1951 году, через 7 лет после призыва.

«Пятеро ребят: Петро и Василий Лазаренко (двоюродные братья Марийки), Вася Овчаренко, Вася Пелюшенко, Петро Мельниченко (главный в этой пятёрке) были не по возрасту взрослыми и,наверное, связаны с подпольем. Они знали каждый двор, и кто в нем живет. Эти ребята доверяли мне, брали меня с собой на задания, поручали передать записки. В косички бумажки засунут, узелочек дадут, скажут, куда идти, объяснят: «Там дядя будет пахать. Если кого встретишь, то скажи, что несёшь поесть и начинай плакать, будто ножки наколола на дорожке о ковунцы», я ведь ходила босиком. Каждый раз меня встречал мужчина на тракторе, небритый, с бородой и усами. Он доставал записки и поправлял мои косы. Немного было таких поручений, но я их все выполнила».

Мармеладки или Честное пионерское!

Однажды в сумерках к зданию школы – штабу оккупантовотправились несколько человек. Среди них была маленькая, худенькая Марийка. Её взяли, чтобы она пролезла в форточку и достала из школьного глобуса списки хуторян на повешение. Взобравшись на плечи старшему парню девочка без труда проникла в помещение. Потом последовало событие, которое до мельчайших подробностей врезалось в память девочки: «На пятый день учительница нашего 4 класса собрала 26 человек, как на линейку. К нам вышли три немца. Я помню лицо каждого. Один из них с коробочкой мармеладных конфет, в виде ромашки, спросил, кто был около школы. Меня предупреждали, никому не говорить, если кто-то будет спрашивать, и я дала честное пионерское, а это было святое слово каждого пионера. Нам очень хотелось таких конфет, и один мальчик сказал: «Я!» И Вася Решетняк, пухленький мальчик, тоже сказал: «Я!» Немец выстрелил ему в плечо. Дети от ужаса заплакали, закричали. Прибежала мать Васи, спасти ребенка так и не удалось».

Костёр из любимых книжек

Ещё одно потрясение пришлось перенести четвероклассникам. Их заставили сжечь книги из школьной библиотеки. Вот как это происходило: «Мы бросали в огонь книги и плакали навзрыд. Один мальчик сказал: «Наташка, вот твоя любимая книжка «Аленький цветочек»! Она прижала её к себе, а немец, который стрелял в Решетняка, подошёл к мальчику, схватил его за уши так, что они захрустели, приподнял и швырнул на землю. Фриц смеялся, а мальчик кричал от боли».

Носки

В колхозе амбары стояли на камнях. В них хранились продукты, а в ангарах — зерно и кукуруза. Немцы ограбили магазины и завезли подводы в амбар. На этот раз юные мстители решили попасть внутрь и обнаружили небольшую щель. Мария смогла проникнуть в неё. Она вытаскивала мужские носки и передавала их по цепочке, состоящей из пяти человек. Носки складывали в мешки, чтобы отправить на фронт нашим бойцам. На какое-то время смелая девочка осталась одна, ей стало страшно, но она не заплакала, так как верила, что её не оставят. Вдруг услышала, как с другой стороны скулит собака. Умный пёс по кличке Нетак стал лизать своим тёплым языком её руку. Девочке помогли выбраться, а четвероногий друг бежал рядом.

Помощница

Началась мирная жизнь. С лёгкой руки Сергея Ивановича Бондаренко из Новомалороссийской с 16 лет Мария стала работать в хуторском магазине. На долгие годы связала она свою судьбу с торговлей.

Память

Жизнь стала налаживаться. Дети ходили в детский сад, ученики – в школу. Колхоз процветал. Хуторяне трудились на животноводческих фермах, пятую бригаду в то время возглавлял отец Татьяны Викторовны Бондаревой — Виктор Стефанович Мельниченко, там же трудилась её мама Нина Борисовна. В 1973 году хутор исчез с карты нашего района, но жители свято чтят память о своей малой родине. 28 раз они собирались вместе, чтобы вспомнить о земляках.

Мария Сытникова в составе делегации Выселковского района на праздновании Дня Победы в Краснодаре, 2018 год. Фото Нины Вороновской.

Заслуженный работник советской торговли, ветеран труда и персональный пенсионер Мария Григорьевна Сытникова (персональная пенсия  предоставляется лицам, имеющим особые заслуги перед государством в области государственной, общественной и хозяйственной деятельности) в настоящее время проживает в Краснодаре рядом со своими детьми.

11 июня, 2020 год. Нина Вороновская, Фото автора, архив 2018 года.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема