Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Выселки +4 °C

Подписка на газету
Ветеран

22.04.2020

Последняя весна Клавдии Комарёвой: санитаркой она спасала солдат на Курской дуге

«Так хочется дожить до 75-летия Победы!» — сказала ветеран Великой Отечественной войны Клавдия Васильевна Комарёва в последнюю нашу встречу,  накануне Нового года.

Эта весна стала 96-ой в её жизни.  Третьего марта родные поздравляли ветерана с днём рождения. Юбилейную медаль, посвящённую 75 годовщине Великой Победы, торжественно вручить не удалось — Клавдия Васильевна чувствовала себя уже совсем плохо. А 2 апреля она умерла.

                 В строительном батальоне

 Родилась Клавдия Васильевна в 1924 году в семье колхозников Васильченко на хуторе Шемраевка Белгородской области. Семья была верующей. Мама учила  детей верить в Бога, быть добрыми, ни на кого не иметь зла. В 1939 году призвали в армию двоих её братьев-погодков. Подходил к завершению 1941-1942 учебный год. Клава училась в 10 классе. Грянула война, и с выпускницами стали проводить учёбу врачи районной больницы. После обучения им дали аттестат о среднем образовании и удостоверения младших медсестёр.

Ушёл воевать отец, забрали на войну одноклассников мальчишек. Затем пришла очередь и девочек. Клава попала в стройбат на Воронежском фронте. Целый год она рыла окопы и противотанковые рвы. Вот как она вспоминала об этом: «Кормили плохо, супом гороховым и кашей перловой. На каждого человека намерял прораб квадраты. Рыли землю до кровавых мозолей, а нам 17-18 лет. Даже убегали некоторые, и меня агитировали убежать. А я говорила: «Господи, а что же скажут мне родители дома?»

В составе строительного батальона эта хрупкая девушка находилась в период контрнаступления под Сталинградом. Её батальон принимал участие в Среднедонской операции и в разгроме 8-й итальянской армии. «От победы под Сталинградом до победы на Курской дуге» — так кратко назвала путь батальона и свой личный фронтовой Клавдия Васильевна.

На этом пути в январе была успешная Острогожско-Россошанская операция, в феврале — Воронежско-Касторненская, в марте – Харьковская. Сколько тонн земли перелопатил батальон, возводя оборонительные укрепления на пути наступающего противника, сколько километров окопов осталось после него – одному Богу известно. А ведь укрываться нашим бойцам надо было не только в тёплое время, но и зимой, когда промёрзлая земля превращалась в камень.

На Курской дуге

С апреля 1943 года Клава уже санитарка санроты 283-го стрелкового полка 94-й гвардейской ордена Суворова дивизии 2 Украинского фронта на Курской дуге. Санрота находилась в окопах, в 3-10 км от передовой. Нечасто, но девушке приходилось вытаскивать раненых с поля боя. «В основном их выносили санинструкторы. Они на скорую руку перевязывали раненых, а мы, молоденькие, со слезами на глазах, ножницами разрезали ватники, чтобы по дороге в санбат боец не истек кровью, — вспоминала Клавдия Васильевна и продолжала, —  Делали только срочные операции, к примеру,  ампутацию, чтобы не было гангрены, пока довезут до медсанбата, который находился уже в 60-100 км от того места, где ранен боец. Солдатиков  без ног и без рук  мы носили на носилках вдвоём. Грузили их на вездеходы, зимой на сани, когда отправляли в медсанбат. Хороший у нас главный врач был, она нас часто жалела и говорила: «Девочки, девочки, если живы останетесь, рожать  не сможете, здоровья не хватит».

А в феврале 1944 года на Корсунь-Шевченковском направлении нашу девятнадцатилетнюю санитарочку ранило в ногу осколком снаряда «Фердинанда». Это ранение давало о себе знать в течение всей её жизни.

Победа

В мае 1945 года дивизия находилась на отдыхе в румынском городе Яссы. Туда и долетела радостная весть о победе. Почти 75 лет прошло с того дня, а Клавдия Петровна вновь с волнением и слезами вспоминала его: «Как узнали, Боже мой, что делалось! Мы плакали, смеялись и радовались, жалели всех, не доживших до этого радостного дня. Особенно горько было нам хоронить тех, кто умер на операционном столе в этот день. Сколько слёз пролили мы над каждым умершим нашим бойцом».

В этом городе и закончилась война для неё. Демобилизовали и Клавдию, награждённую Орденом Отечественной войны 1 степени, медалями «За отвагу» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» Вспоминая о военном времени, Клавдия Васильевна сказала, что каждый день она читала молитвы, которым в детстве  научила её мама. До конца своих дней она оставалась верующим человеком.

Долгая дорога на Кубань

После войны семья Васильченко собралась не в полном составе. Вернулись отец и брат Клавы. Брат Иван воевал разведчиком на Волховском фронте, участвовал в боях за снятие блокады Ленинграда, погиб 27 мая 1944 года. Вернувшись к мирной жизни, Клавдия поступила в Харьковский мединститут. Приняли её вне конкурса как фронтовичку и санитарку санроты. Только вот учиться пришлось всего полгода. Послевоенное время было тяжёлое и голодное. Сестра окончила школу и ей тоже надо было учиться. Клавдия поступила в Харькове на курсы бухгалтеров. Не имея практики после учёбы она не смогла работать бухгалтером и устроилась у себя на родине в МТС учётчицей. Там познакомилась со своим будущим мужем и вскоре стала Комарёвой. Женщина объяснила: «Замуж выходить было не за кого. Ровесники погибли на фронтах, кто живым пришёл – вернулся в свою семью. А возраст такой, что лет через 5 лет уже будут считать перестарком. Как говорится, замуж все хотят, даже за старца, лишь бы одной не остаться. Не мы выбирали, нас выбирали, и приходилось набираться терпения». Правда, выбор всё же у неё был. Писал ей один фронтовик и приезжал. Только тогда она не захотела переезжать к нему в Чернигов.

Замуж вышла не за фронтовика. Если бы знала, куда её судьба будет бросать благодаря неуживчивому характеру её супруга, так Чернигов бы ей показался  сказкой. Хороший специалист, токарь высокой квалификации, не поладив с начальством, он тут же рассчитывался. Из Архангельска переехали в Вологду, затем в Котласе. Побывали в Сибири, на Урале, объездили всю Украину. В 27 лет Клавдия все таки родила, сынок порадовал. Но не долго, мальчик умер в восьмилетнем возрасте. Второй её сын тоже умер ребёнком.

В Выселках

В 1959 году в Выселках стал строиться сахарный завод. Об этом Комарёвым сообщили их земляки, обосновавшиеся в кубанской станице. В этом же году они стали выселковцами. Глава семьи устроился токарем, а Клавдия стала работать в расчётном отделе. Здесь Комарёвы задержались на всю оставшуюся жизнь.

Директор завода В. С. Стрижак удержал специалиста и выделил супругам квартиру. Со временем Клавдия Васильевна перевезла своего отца к себе и ухаживала за ним до самой его смерти.  В 41 год у неё родился сын Саша. Потом наступил период в жизни женщины, когда она осталась одна в своей большой квартире. Не стало отца и мужа, а сын в то время учился в военном училище. В посёлке сахарного завода женщина стала нянчить детей, мамы которых не могли с ними уходить на больничный.

Потом вернулся сын со своей семьёй, появились внуки, и Клавдия Комарёва всю любовь и теплоту своего сердца переключила на них.

Фронтовик Клавдия Комарёва, фото Нины Вороновской.

Долголетие – награда за доброту

Секрет своего долгого жизненного пути Клавдия Васильевна объяснила так: «Никогда никому не желала зла, никогда не обижалась, а если кто обижал, терпела и прощала. Боже мой, что же так долго я задержалась, думаю, может, за мою доброту.За всё благодарю Господа и верую в него».

Она не жалела хороших слов в адрес родных, гордилась своими внуками: «Я их всех люблю. Невестка золотая у меня, терпеливая, не каждая дочка так ухаживает за родной матерью, как она за мной. Я теперь нервная стала, больная, понимаю это, но моя Алёна в ответ на мою несдержанность всегда  промолчит, стерпит. А я потом себя ругаю».

С благодарностью ветеран отзывалась и о медработниках, скорую помощь в последнее время часто приходилось вызывать, фельдшеры все вежливые, отзывчивые были. «И как они меня, 96- летнюю старуху еще терпят», — поговаривала Комарёва, когда становилось легче,  и медработники уезжали.

Слова благодарности говорила Клавдия Васильевна и в адрес президента за заботу и внимание к ним, ветеранам Великой Отечественной войны. Она была довольна своей пенсией и испытывала неловкость перед другими категориями пенсионеров.

Последняя встреча

Клавдия Васильевна всегда радовалась, когда её навещали гости.  В последний раз с представителями администрации Выселковского поселения мы навестили её накануне Нового года, вручили подарок, Дед Мороз и Снегурочка поздравили с праздником, а она прочла нам стихотворения Лермонтова «Парус» и Некрасова «Однажды в студёную зимнюю пору».

Женщина заверила, что всё у неё есть, ни в чём не нуждается, кроме внимания, и что будет ждать нас на свой день рождения в марте. 

«Как хочется, девочки, не умереть, дожить до 75-летия Победы! Так вот я же буду ждать вас, буду выглядывать в окошко!»

Клавдия Васильевна Комарёва похоронена на кладбище х. Иногородне-Малёваный. Редакция газеты и администрация Выселковского сельского поселения  приносит глубокие и искренние соболезнования родным и близким уважаемого ветерана. 

Нина Вороновская, фото автора.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема