Выселки +8 °C

Подписка на газету
Общество

533

4.06.2019

Сегодня Александр Граков, выселковский писатель, поэт, журналист принимает поздравления по случаю юбилея

В редакции газеты «Власть Советов» его поздравили коллеги, друзья, местные поэты. Ольга Алексуткина, руководитель творческого объединения «Слово» и его участники Наталья Вертегел и Вячеслав Бухавец организовали праздничный капустник. Главный редактор Светлана Писаренко поблагодарила Александра Дмитриевича за творчество и верность журналистике. Автор долгие годы работал в районке, писал на самые злободневные темы, особенно попадали в цель его хлёсткие фельетоны. Решил уйти из издания, когда появилась новая любовь в творческой жизни – это книги. Писал много, о взрослой жизни, испытаниях судьбы. Среди детективов у автора много стихов и рассказов для детей, автор поделился с нами интересными и весёлыми произведениями. Они о самом чудесном времени, о сказочной планете, имя которой ДЕТСТВО, а еще о дружбе и доброте. Делимся ими с вами, дорогие дети и взрослые. А друга газеты и любимого многими земляками писателя Александра Дмитриевич мы поздравляем с днём рождения. Творческого вдохновения вам, семейного благополучия и детского смеха в семье!

Об авторе

В поисках счастья по свету бродил…

О себе рассказывать автор не любит, но кое-что всё-таки нам удалось узнать.

«И где только меня не носило в поисках счастья! — вспоминает Александр Дмитриевич.- Строительство школ в Ессентуках, реставрации пансионатов в Кисловодске, участие в разработках урановых рудников Мангышлака и ремонт канатных дорог в Приэльбрусье, строительство правительственных дач и мотелей в Теберде и Домбае… всего не перечесть. Как-то на досуге подсчитал: за пять лет скитаний по родной стране мной было приобретено и отпрактиковано около тридцати строительных специальностей: от простого дорожного рабочего до мастера-прораба строительного участка. Но, все же, с детства я, как начал, так с тех пор и не останавливался: в свободное время писал, писал, писал… Записки, путевые заметки, своего рода дневники.

Попутно окончил еще один техникум – строительный.

Стройка мне, конечно, нравилась. Но… это было не моё – не то. Призвание нашёл много позже – уже в зрелом возрасте. Получилось просто: работая бригадиром комплексной бригады, прочёл несколько злободневных статей в местной газете. Зацепили, что называется, за живое – а смог бы?… Решился, написал несколько на разные темы. Отослал. А через две недели работал уже журналистом в этой газете. Несовместимые понятия, скажете вы. И ошибётесь – через год по конкурсным материалам я занял первое место в крае и был принят в Союз журналистов России. Затем попробовал написать свой первый криминальный роман « Алена, я с тобой!» — и Ростов безо всяких обиняков принял его к изданию. Тоже, к слову, на конкурсной основе – я победил и здесь. И пошло-поехало: издавался по всей Украине, в Москве, Ростове, Краснодаре… Наиздавал на членство в Союзе Российских писателей, а также в Международном Союзе писателей, «Золотое Перо Руси», «Серебряное…» и еще много-много Лауреатств, Золотых и Почетных Знаков, Дипломов и прочая…

Вот так с тех пор и живу: более полутора десятков изданных романов, три начатых, пять в уме, два сборника избранных стихотворений плюс том «Избранное. Я люблю Ангела», плюс… да много их, плюсов, даже в соавторстве. Ну, конечно, не без минусов… а у кого их нет?

Страстное хобби: любительская рыбалка. А ещё юмор.

Женат вторым браком. Имеется сын от первого брака, со стороны второй жены – сын и дочь. И ещё десятилетних девочку и мальчика забрали у пьющих родственников — сейчас им по 19-20 лет… Ничего, нормально воспитали всех. А насчёт стихов и прозы – пока не волшебник …».

                         Два рассвета                                                                      

Я вчера с рассветом встала — неуютно как-то стало,

Мне чего-то не хватало

В начинающемся дне.

А когда совсем проснулась, потянулась и зевнула,

И в окошко заглянула —

Нету солнышка в окне.

На окошке кошка Мура, за окошком — тучки хмуро,

У крылечка мокнут куры

Дождик с неба моросит.

Всё вокруг переменилось, притаилось, заскучало,

А по улице промчало

Очень мокрое такси…

А сегодня лишь проснулась – в мир окошко распахнула

И рассвету улыбнулась:

— Прогони ночную тень!

Босиком под душ: – Как славно! С добрым утром, папа, мама!

Здравствуй, солнца лучик ранний!

Ну и Мурке:- Добрый день.

Росток

В одном из укромных уголков двора, за большой кучей дров, произошло событие, которого не приметили люди: ранним утром здесь из земли проклюнулся Росток. И сразу же с любопытством завертел зеленой приплюснутой головкой во все стороны, покачиваясь на тоненькой ножке.

— Ух ты-ы, как здесь здорово!

За деревенским двором вовсю зеленели огромные деревья, в ветвях которых, весело щебетали – переговаривались ранние пташки, а краешек неба на востоке наливался малиновым цветом от выползавшего из-за горизонта Солнца. Надземный мир был полон многоцветием красок.

— Вот это красотища! – продолжал попискивать в восхищении Росток.

— Ты что там, зернышко нашёл? – тут же подкатился к нему один из пушистых комочков, оторвавшись от курицы-наседки, важно шествующей по двору. Росток испуганно съежился, словно собираясь вновь спрятаться в землю, из которой недавно проклюнулся.

— Кто ты? – испуганно пропищал он.

— Цыплёнок, конечно! Пикч меня зовут! – чирикнул в ответ пушистый комочек и тут же скосил на Росток свои глазки-бусинки, — а где же зёрнышко?

— Знаешь, я сам, наверное, зёрнышко? – признался Росток.- Вернее, бывшее зернышко, насколько я помню, — тут же исправился он.

— Это неважно! Бывшее, не бывшее… Зерно – оно и есть зерно. А мы, куры, как раз им и питаемся, — Пикч запрыгал кругами вокруг Ростка, прицеливаясь, с какой стороны его удобнее клюнуть.

— Эй, ты что собираешься делать? – испуганно спросил Росток.

— Съесть тебя, конечно! – Пикч больно клюнул его в головку.

— Ой, не надо! Я только что родился!

— А мне-то что до этого! Я есть хочу.

— Я же ведь ещё и на мир не насмотрелся. И потом – может, я тебе в будущем пригожусь.

— Ты мне? – захихикал-зачирикал Пикч. – Очень сомневаюсь.

В это время земля у корня Ростка взбугрилась и он заколебался.

— Ой, меня кто-то снизу укусил!

— Не кто-то, а я! – из — под земли выполз огромный Червяк. – Твой корешок такой сла-а-аденький! Да и сам ты – зелененький, молоденький… В самый раз на десерт!

— Да что же это такое! – в отчаянии заплакал Росток капельками-росинками. – Что это за мир такой – не успеешь родиться, как тебя уже съесть норовят. Какое ты право имеешь меня есть?

— То, что под землей – все моё! – захохотал Червяк. – А когда я съем твой корешок, ты сам свалишься, и я тебя…

Не договорив, он вдруг взвился в воздух. Росток приподнял головку – Червяка ни -где не было видно, лишь Пикч раз за разом делал глотательные движения горлышком.

— Ты съел его? – поразился Росток.

— А что, нужно было подождать, пока он съест тебя? – с насмешкой спросил Пикч, чистя клювик лапкой.

— Спасибо что выручил! Ты настоящий друг.

— Мы не друзья, — возразил Пикч. – Если бы я дружил со всеми зернышками во дворе – давно бы умер с голоду. Сегодня не трону, потому что уже сыт этим нерасторопным Червяком. Но я о тебе могу вспомнить в любой день, когда буду особенно голоден. И тогда уж не взыщи – съем обязательно.

И он побежал к своей Клуше-маме, которая квохтаньем собирала всех детей-цыплят под крылья…

Наверное, все же Пикч забыл о своем обещании Ростку. А может, во дворе постоянно было много зернышек, чтобы утолить голод. Как бы там ни было, со времени его встречи с Ростком минуло целых два месяца.

…Однажды в обед свинцово-белесая туча повисла над деревней, перекрыв полнеба своим клубящимся одеялом. Сильный порыв холодного ветра рванул развешанное для сушки белье и оглушительный раскат грома — вестник приближающейся грозы, потряс все вокруг. По двору забегали встревоженные люди, загоняя в хлев скотину.

— Ливень будет! С градом!

Успели собрать белье и загнать все хозяйство под крышу. И птицу в том числе. Один лишь Пикч, как всегда носившийся по двору в гордом одиночестве, не успел в курятник вместе с остальными – в суматохе все забыли о нем. А когда он побежал на тревожный зов матери-Клуши, было уже поздно – двери курятника закрылись, а люди спрятались в доме. И тут снова грохнуло так, что Пикч в испуге закрыл глазки-бусинки и сжался в маленький беспомощный комочек. На землю пролились капли дождя и первые крупные градины, каждой из которых ничего не стоило убить цыпленка, пробарабанили по крыше курятника. Пикч бросился под крыльцо и тут же испуганно шарахнулся обратно – на него оттуда злобно рявкнул пёс Рыжик, еле втиснувшийся в узкую щель под досками.

— Пр-р-рочь отсюда, самому места мало!

— Что же мне теперь делать? – в отчаянии зарыдал Пикч, — где же укрыться?

— Пикч, Пикч быстрее ко мне! — услышал он вдруг из-за кучи дров звонкий клич.

— Росток, это ты? – вспомнил он вдруг. – Ну чем ты-то можешь мне помочь?

Крупная градина, ударившись о высохшую землю, с треском взорвалась совсем рядом с ним, и Пикч больше не раздумывая, бросился на зов. Забежав за дрова, он изумленно чирикнул – на месте бывшего Ростка раскинулись огромные темно-зеленые листья с красными прожилками.

— Эт-то ты, Росток?

— Прячься быстрее, потом расскажу!

Не мешкая, Пикч юркнул в уютную пустоту под листьями и забился поближе к стеблям, на сухую землю.

А дождь и град продолжали неистово хлестать зеленые насаждения. Когда туча, наконец, ушла и Пикч решился выйти из укрытия, ему вновь пришлось изумленно чирикнуть – вокруг валялись иссеченные градом листья, а деревья за двором враз потеряли половину своей зеленой одежды. Досталось и бывшему ростку. Красивые прежде темно-зеленые листья превратились в подобие жалкой бахромы, искромсанные градом вдоль и поперек.

— Ты меня выручил, а сам погиб! – от жалости заплакал Пикч.

— Не волнуйся , – вдруг услышал он по-прежнему звонкий голос. –Самое ценное у меня – корень. Красный, сладкий, вкусный. А то, что наверху – это ботва.

— Кто же ты, Росток? – чирикнул Пикч.

— Обыкновенная красная Свёкла.

— Но какая большая! – восхитился Пикч. – Из такого маленького зернышка! Спасибо тебе, Свёкла, ты спасла меня от смерти.

— Не я ли говорила, что могу пригодиться? Помнишь когда…

— Помню, помню, — перебил ее Пикч.- Хочешь, давай дружить!

— А тебе больше не хочется меня есть? – лукаво спросила Свёкла.

— Наверное, нет! – признался Пикч. – Знаешь, я теперь, кажется, понял, что без друзей в этом мире очень трудно прожить. Так же, как без хорошей дружной компании.

И он весело понесся навстречу своей многочисленной родне, высыпавшей из курятника. А над двором вставала огромная разноцветная радуга.

Шрифт

Изображения

Цветовая схема