Выселки +6 °C

Подписка на газету
Общество

496

30.01.2018

За жизнь бойцов Сталинграда

День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве

2 февраля — День разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, 1943 год.

Анна Григорьевна Цыганкова, ветеран труда, труженица тыла, в годы Великой Отечественной войны ухаживала за ранеными в Сталинградской битве в госпитале №1806. Свою трудовую жизнь она посвятила воспитанию детей в дошкольных учреждениях.

Помощь раненым

Двенадцать лет исполнилось Анне Борисовой (в девичестве) через три дня после начала войны. Летом 1942 немцы рвались к Волге, к Сталинграду. Фронт приближался. Шли кровопролитные бои за Ростов и Таганрог. В госпиталь стали поступать раненые. В километре от посёлка находилась узловая железнодорожная станция Сальск. Транспорта не было: машины и лошадей забрали на эвакуацию. Аня со своими ровесниками на тачке перевозили раненых со станции в эвакогоспиталь, который расположился в здании техникума. Перед зданием в небольшом сквере укладывали их прямо на землю. Шесть месяцев помогали они в госпитале № 1806 до прихода немцев. Три старшие сестры Ани тоже работали в госпитале, одна из них дошла с госпиталем до самой Польши. Дома у девочки тоже размещались раненые бойцы, и они с девочками выхаживали их.

В оккупации

Бои приближались к посёлку, госпиталь эвакуировали. Фашисты встретили сопротивление курсантов Пролетарского училища. Отступая, они оказались на территории отделения №3 совхоза. Силы оказались неравными. Из орудий у них была только одна пушка. Все погибли, и жители похоронили их в братской могиле. Когда немцы зашли в посёлок, то очень удивились: такого количества зерна в закромах они отродясь не видывали, а местные жители жили впроголодь. Хлеб берегли для фронта.

Оккупантов распределили на жильё по квартирам. Восемь человек пришли в семью Борисовых. Спали они на полу в длинных холщовых рубахах. Однажды в доме завелась крыса. Сестра Ани поймала хищницу на крысоловку и впустила ее в комнату, где спали немцы. Попав под рубаху одному из фашистов, крыса произвела эффект разорвавшейся бомбы. «Что там творилось! — вспоминает Анна Григорьевна. — Немцы подпрыгивали до потолка, пока не поймали виновницу переполоха».

На волоске от гибели

Анна Григорьевна вспомнила ещё один эпизод.
— Однажды ночью раздался стук в дверь. Папа открыл её. Зашёл толстый немец, уселся, еле уместившись на стуле. Что-то гаркнул своим четырём адъютантам, и восемь постояльцев раздетыми выскочили прямо в окно. Зима, январь-месяц, они постучали и попросили вещи, которые отправились тем же путём, что и их хозяева. Толстяк стал подходить к каждому члену семьи. «Пионер?» — спрашивал он девочек, хватая их за шиворот. Мама ответила: «У вас же тоже какая-то организация есть. И у нас пионеры, да, они пионеры!».

«У вас кто-то под счастливой звездой родился, — сказал он. — Сколько мы идем, с самого Сталинграда, прошли Калмыкию, ни одной семьи в живых не оставил — всех перестрелял»

Ещё до войны мама попросила папу сделать крестики, и он изготовил всем их из железа. Немец рванул кофточку на мне, у меня на шее висел крестик. Произошло это в Рождество. Немец ударил папу пистолетом, выбив зубы. Отец выглядел моложаво и толстяк спросил его: «Почему ты не на фронте? Ты партизан?» Папа покачал головой и ответил, что он уже в возрасте. Затем обратился к сестре со словами: «Шнапс хочешь?» Она ответила, что шнапс не пьёт и не хочет.

У старшей сестры шестилетняя дочка простыла и сильно кашляла. Новый постоялец насыпал целую горсть таблеток и предложил дать ребёнку. Сестра подумала, что это яд, и заплакала. Но он успокоил: «Нету капут». Утром немец оделся и ушёл. Адъютантом у него служил хохол. «У вас кто-то под счастливой звездой родился, — сказал он. — Сколько мы идем, с самого Сталинграда, прошли Калмыкию, ни одной семьи в живых не оставил — всех перестрелял». Моя собеседница закончила свой рассказ словами: «Нас спасло от смерти только чудо».

Подвиг деда Щукаря

Свою маленькую толику в освобождение родного посёлка внёс один его житель. Никто не знал точно его имени, но все его звали дедом Щукарём. До войны он работал сторожем на току, охранял зерно вместе со своими собаками. Когда пришли фашисты, они всех собак закрыли в сарайчике и заживо сожгли. Вой стоял на весь посёлок. Когда наши наступали, немцы затащили пушку на второй этаж элеватора и били по ним. Дед Щукарь по пожарной лестнице снаружи залез, высыпал песок, приготовленный на случай пожара. Песок попал на прицел, и на какое-то время пушка замолчала. Эта маленькая заминка позволила продолжить наступление. Так он отомстил фашистам за своих четвероногих друзей.

После того, как посёлок освободили, один из командиров снял с себя медаль и вручил ему. Анна Григорьевна попросила обязательно рассказать о подвиге деда Щукаря, чтобы молодёжь знала, что великая Победа складывалась из многочисленных героических поступков нашего народа.

Работа в госпитале

Во время Великой Отечественной войны жителям «Гиганта» суждено было перенести тяжёлые потрясения. На прежнее место вернулся госпиталь, Аня и её ровесницы снова стали помогать раненым.
В ту зиму 1943 года мороз стоял крепкий. Он не щадил ни немцев, ни наших. Очень много поступало бойцов с отморожением конечностей. Им ампутировали руки и ноги. Вшей было столько, что мы их сметали на снег с раненых вениками, — вспоминает женщина.- Обмывали поступавших в чанах, в них же проваривали бельё и одежду.

Девушкам доносились крики раненых, все операции проводились без анестезии. Не всем хватало места в госпитале. Те, что полегче, проживали у местных жителей. Вот и у Борисовых на постое жил узбек. Ему предстояла операция на руках. Сестра принесла из госпиталя большую банку мази, которая помогла спасти бойцу руки. Парень обрадовался, говорил слова благодарности, и после десятидневного отпуска на родину привёз полный бурдюк жира. Дарья Петровна отказалась: «Знаешь, сынок, мы здесь хоть и голодные, но в тепле, а тебе и твоим друзьям на фронте пригодится этот подарок от отморожения».

Война уходила на запад. Жителям предстояла огромная работа по восстановлению разрушенного хозяйства совхоза и самого посёлка. Дети помогали взрослым: пасли скот, собирали колоски зерновых, возили воду на быках, работали прицепщиками у трактористов. История посёлка Гигант в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время была похожа на судьбу многих сел и деревень нашей страны.

Профессия на всю жизнь

После войны Аня снова села за парту, чтобы продолжить учёбу, прерванную войной. О выборе профессии ещё не задумывалась. Вмешался его величество случай. Приехал муж воспитательницы и забрал её в Ленинград. С 1947 года Анна начала работать воспитателем в детском садике, через время она окончила курсы в г. Сальске. Со своим мужем Иосифом Цыганковым она уехала в станицу Советскую под Армавир и долгие годы работала заведующей детского сада.

Однажды её навестил военный лётчик, в котором Анна Григорьевна с трудом узнала маленького мальчика, который ходил за ней следом, держась за её халат. Он принёс ей гостинцы и сказал, что все годы помнил её и рассказывал о ней в лётном училище. Это здорово, что она сумела заронить в детские души добрые семена! С мужем они жили дружно и воспитали троих детей — Виктора, Евгению и Юру. После смерти мужа переехала в свой Гигант, с 2001 года живёт у дочери в Выселках.

Бабушка любит стихи Лермонтова и Есенина, сказки Пушкина знает наизусть и читает их своим внукам и правнукам.

 

Нина Вороновская. Фото из семейного альбома Анны Цыганковой и фото автора.

 

Шрифт

Изображения

Цветовая схема