Выселки -3 °C

Подписка на газету
Истории

13.05.2022

О чём рассказала красноармейская книжка спустя 77 лет после Победы

Книжка красноармейца стала обязательной в Красной армии в ноябре 1941 года

Личная история корреспондента о семейной реликвии, хранящей память о родном дедушке, герое-разведчике Великой Отечественной войны.

Шкуров Михаил

Во многих семьях нашей большой страны хранятся реликвии родных фронтовиков. У кого-то медали и ордена, у кого-то памятные часы, а у кого-то документы. Для каждого из нас память о той войне священна, а пока мы помним наших героев, они живы.

В нашей семье хранятся документы моего дедушки Шкурова Михаила Петровича: красноармейская книжка, военный билет, справки о ранении, справки об участии в определённых военных операциях и благодарность за них. Он ушёл на фронт 18-летним парнишкой, в 1942-ом году. С боями в составе 57 Армии 3-го Украинского фронта дошёл до Австрии, войну закончил в Вене. Он был храбрым и находчивым разведчиком 972 Артполка, удостоен ордена Красной Звезды, ордена Славы III степени, медалей «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За освобождение Белграда», «За Победу над фашистской Германией в войне 1941-1945гг». Был демобилизован в сентябре 1945 года, как получивший три ранения.

Я дедушку не застала живым, он умер за восемь лет до моего рождения. Память о нём свято хранила мама, она много рассказывала об отце, сумев привить нам любовь к нему и уважение к его памяти.

Медали дедушки и документы к ним хранятся в семье моего двоюродного брата и родного внука деда, названного в его честь Михаилом.

Книжка красноармейца

Интересна история идентификации бойцов РККА. С 1925 года у солдат были прямоугольные медальоны из оцинкованной жести, квадратная коробочка, с ушком для верёвочки, раскрывавшаяся в виде книжечки, внутрь которых укладывалась бумажка с личными данными бойца. Он вешался на шею и был абсолютно не герметичен — записи внутри быстро утрачивались, а посему в 1937 году этот медальон, получивший название среди солдат «ладанка», был отменён.

На смену пришли капсульные медальоны из эбонита, которые вшивались в специальный карман на поясе брюк. Внутри медальонов должны были храниться две бумажки с данными о красноармейце. В случае смерти солдата, похоронная команда изымала одну бумажку из медальона и передавала её в штаб, а вторая вместе с медальоном оставалась при владельце в целях идентификации.

Так должно было быть в идеале, а на деле бойцы из суеверных страхов не заполняли смертные медальоны и даже использовали их для хранения мелких вещей, например, иголок.

В итоге в ноябре 1941 года была введена красноармейская книжка и смертные медальоны были отменены. Книжка выполняла роль идентификатора личности бойца и имела силу даже при отсутствии фотографии. Красноармейские книжки обязательно должны были находиться в нагрудном кармане бойца. В случае смерти, похоронная команда изымала их и передавала в штаб, для учёта потерь личного состава.

Поисковики

Поисковики, в один голос сейчас говорят, что если бы у красноармейцев были не только книжки, удостоверяющие личность, но и заполненные смертные медальоны, у нас не было бы такого количества пропавших без вести солдат. На одном их форумов опубликовано мнение поисковика из Орловской области:

«Действительно не все солдаты заполняли свои медальоны. Бывало такое, что мы находили вкладыши с пустыми строками. Но чаще всего медальонов в принципе нет у бойцов. Это уже связано с тем, что я работал в основном по 1942 и 1943 годам, когда медальоны уже были отменены. Кстати по нашей статистике, (я говорю об Орловщине) на 100 найденных бойцов, мы можем назвать лишь два имени. Это ужасая статистика».

И ещё рассказ другого поисковика:

«Вечером, при свете лампочки в большой армейской брезентовой палатке читали найденные медальоны. Множество людей скопилось над ванночкой с раствором глицерина, в которой раскрывали очередной медальон для прочтения. И вот, в пронизывающей воздух тишине вечернего леса, прозвучало прямым текстом — «Дорогой товарищ, в случае моей гибели прошу известить мою жену по адресу ….». Это тот самый боец просил меня, просил любого из склонившихся над его медальоном людей дать знать о его кончине. Не дать пропасть без вести! Просьба из прошлого обожгла своим дыханием и дала почувствовать ту волю и самопожертвование, что потребовались для Победы. И пусть через 69 лет, но мы за ним вернулись…»


Сведения из книжки

Пожелтевшие странички красноармейской книжки хранят скупые записи о награждениях, фронтах, на которых повоевал мой дед, общие сведения об образовании, гражданской специальности, годе и месте призыва. Вторая страничка в самом верху извещает, что книжку необходимо всегда иметь при себе, не имеющих книжки — задерживать. Ниже книжка удостоверяет личность моего дедушки, читаем: Шкуров Михаил Петрович, ефрейтор, разведчик-наблюдатель старший; личная подпись владельца книжки, подпись командира роты, дата выдачи и большая печать 972 артиллерийско-гаубичного полка. На месте, где должно быть фото написано ручкой — действительно без фото. На 4 страничке сведения о семье, вместо группы крови по Янскому указано, что Шкуров Михаил Петрович принят на учёт Осакаровским райвоенкоматом Карагандинской области по военно-учётной специальности номер 10. В перечне ВУС РККА номер 10 — это разведчик-артиллерист.

Да, мой дедушка и прошёл в артиллерийской разведке войну с 1942 по 1945-ый.

Пятая страничка книжки знакомит с этапами прохождения службы и ранениями. С мая по сентябрь 1942 года Шкуров Михаил Петрович был курсантом и стрелком 278 стрелковой дивизии, дважды был госпитализирован по ранению. И уже в 1943 году оказался в 972 артполку. Снизу странички старлей Игнатов написал, что Михаила Петровича целесообразно использовать в Красной армии в качестве старшего разведчика. Старничка шестая знакомит с перечнем и датами награждений. А на остальных страничках идут сведения о выданном вещевом имуществе.

Шапка зимняя — 1 шт; Шинель — 1 шт; Гимнастёрка хл.-бум. — 1 шт; Шаровары хл.-бум. — 1 шт; Рубаха нательная — 1 шт; Рубаха тёпл.нижн. — 1 шт; Кальсоны — 2 пары; Полотенце — 1 шт; Портянки летние — 2 пары; Сапоги — 1 пара; Ремень поясной — 1 шт; Ремень брючный — 1 шт; Ранец (вещмешок) — 1 шт; Котелок — 1 шт.

Вот нехитрое обмундирование советского солдата. На 11 страничке должно быть указано вооружение и техническое имущество, но там нет записей. Точно знаю, что дедушка принёс с войны бинокль.

На внутренней стороне обложки размашистым почерком химическим карандашом записано поперёк странички: Чкаловская область, Саракташкский район, село Черкасы — Ширин Семён А. Наверное сослуживец дедушки.

На сайте Память народа мне удалось найти бойца с таким именем и адресом. Им оказался Ширин Семён Андреевич, 1907 года рождения, замполитрука 5 отдельной гвардейской миномётной дивизии, старшина. Видимо где-то пересеклись их пути. Интересно было бы узнать эту историю. Но уже не судьба.

Наш герой

Двадцать лет после Победы фронтовиков никак не чествовали, только в 1965 году впервые дедушку пригласили в Осакаровский райвоенкомат, вручили юбилейную медаль и часы. Мой дедушка, Михаил Петрович, ничего не рассказывал о войне, тем более никогда не говорил за что награждён медалями и орденами. Очень любил песню «Хотят ли русские войны». На просьбы своих детей рассказать о войне, отмалчивался. Он умер от тяжёлой продолжительной болезни в 1971 году, не дожив и до 50 лет.

О подвигах смелого разведчика Михаила Шкурова мы, его потомки, узнали из архивных документов Минобороны, опубликованных на сайте «Память Народа». Благодаря этому сайту удалось восстановить и боевой путь деда.

Невозможно описать словами гордость, которую я испытываю, когда говорю о нём. Горжусь дедушкой, горжусь Великой победой нашего народа. Низкий поклон всем фронтовикам и труженикам тыла, всем, кто ковал Победу!

Рассказывайте детям и внукам о своих героических фронтовиках, историю ваших семейных реликвий. Гордясь своей семьёй, героическим прошлым Родины, они вырастут настоящими патриотами России и никому не позволят переписать историю.

Татьяна Зернаева

Присылайте нам новости