Выселки +22 °C

Подписка на газету
Истории

30.07.2021

Семья от земли

История рода-труженика из хутора Бейсужка Второго и станицы Выселки

Житель станицы Выселки Виктор Николаевич Тимошенко рассказывает о предках. В его роду есть черкесская кровь, бегство бабушки от сватов и поколения трудолюбивых земледельцев.

Белый по матери

Я горжусь своими предками и очень люблю историю. Я в детстве много времени проводил с бабушкой Лидой, она-то мне семейные предания и рассказала. Часто разговаривал на эту тему и с другими старшими родственниками. Многое, к сожалению, позабылось за давностью лет, но в общих чертах историю трёх поколений рода знаю.

Бабушка Лида была дочерью Емельяна и Анастасии Белых.

Где-то в 1880 году Белые переехали в Бейсужек Второй, купив несколько десятков десятин земли. Переехали вроде как из Челбас Каневского района [в настоящее время в Каневском районе есть два населённых пункта: хутор Сухие Челбасы и станица Челбасская – прим. «ВС»].

Прабабушка Анастасия была черкесской. Семейное предание гласит, что жила она в Майкопе, родители у неё умерли, осталась одна вместе с братом, и их усыновил местный православный священник, которого потом перевели в те самые Челбассы. И она до совершеннолетия воспитывалась у батюшки. Хотя с рождения была мусульманской веры. И звали её, конечно, не Анастасией, а уж как, не знаю. Правда, не правда, за что купил, за то продал. Так мне рассказывали.

У прапрадеда было три сына и три дочери, среди них – бабушка Лидия.

Семья, как водится, вела хозяйство. Можно даже было назвать Белых зажиточными. Но они не кичились этим. Бабушка говорила: «Если нанимали кого-то работать, то что мы кушали, то и работники ели, все за одним столом питались». Правда, по словам бабушки, их, детей, обзывали кулацким отродьем, но кто его знает, то ли действительно предки были такими богатыми, то ли кто-то на детях со зла вымещал свои какие-то обиды. В любом случае, никто их моих родственников, насколько мне известно, репрессирован не был, на Советскую власть они не обижались. Всё, что имели, отдали в колхоз. Время тогда было сложное.

Емельян и Анастасия умерли где-то в начале 1920-х годов. Я знаю, где они похоронены. На этом месте сейчас фермерское поле. А в доме Емельяна располагалась начальная школа. Это, если от дома культуры и направо. Там впоследствии была колхозная пасека.

Тимошенко по отцу

Прадед Селифон Тимошенко вместе с супругой прабабушкой Анастасией жили в северной части хутора Бейсужка (в отличие от Белых, те – в южной части населённого пункта). О них я, к сожалению, много не знаю. Были тружениками, вели хозяйство.

Анастасия похоронена где-то на хуторе, Селифон – в Выселках, на казачьем кладбище (что в районе пер. Октябрьского). Последние годы он жил в райцентре у дочери. Одним из детей Селифона и Анастасии был мой дедушка Гавриил.

Дедушка Гавриил и бабушка Лидия

Бабушка Лида рассказывала про своё замужество: «Приехали ко мне с Бузинки свататься. Чернявские – фамилия. Я на жениха посмотрела, он мне не понравился. Я девка была ретивая, убежала и спряталась в полове (дело было уже глубокой осенью). По шею зарылась, и до тех пор не выходила, пока они не уехали. А потом приехали Тимошенко. Гавриил Селифонович. Тоже из Бейсужка, как и я. Они слабее моего отца жили. Он мне понравился, симпатичный был. Я за твоего деда и вышла замуж».

Наверное, это были 1920-ые годы или около того, когда они свадьбу сыграли.

В общем, поженились и отделились от родителей. Молодожёны на конце хутора по северной стороне построили дом, хороший, турлучный. Тут коллективизация началась и пошли Гавриил с Лидией работать в колхоз. А потом дед поехал на заработки и пропал (в конце 20-ых или в 30-ые годы, уж не знаю). И бабушка осталась одна с детьми на хуторе.

Мои предки были очень трудолюбивы. Я спрашивал бабушку: «Тяжело, когда единолично вы работали или когда в колхоз пошли?» Она отвечала: «Когда в колхоз пошли, мы белый свет хоть чуточку увидели. Мы же так не работали, как дома, а дома выходных не было». В 1925 году у бабушки с дедушкой родился мой отец Николай. Бабушка Лида умерла в 100 лет в 1997 году.

Отец Николай и мать Варвара

Моя мать Варвара Драгалова приехала в хутор Бейсужек Второй в 1930-ые годы из центральной России. Вся семья – переселенцы на Кубань, только её младший брат здесь родился. А так все наши родственники проживают в Воронежской области.

Её отец, мой дедушка, Михаил Андреевич Драгалов, 1900 года рождения, в 1941 году отправился на фронт защищать страну в Великой Отечественной войне. Погиб. Считается, что похоронен в братской могиле под Одессой. И осталась моя бабушка Мария Петровна Драгалова одна с малолетними детьми.

Отец воевал в Великой Отечественной войне. Правда, недолго. Контузило в бою, он в госпитале год был, а потом домой отправили. Варвара Драгалова вышла замуж за Николая Тимошенко в 1949 году.

Отец был ездовым – водителем гужевого транспорта. Но батя крутой был, он на лошадях работал, не на быках.

Середина XX века была не механизирована, одна полуторка на весь колхоз. Например, собиралось их 20 подвод, и ехали в Апшеронск за лесом для строительства. Неделю туда, неделю назад.

На тракторе немножко работал, но не пошло. Он лошадей любил.

У него на колхозной ферме где-то 50 быков в хозяйстве было плюс лошади.

В Бейсужке дело было. Я помню, пацанёнком был, класс первый – четвёртый, меня отец утром поднимал. Сам за комбикормом, за солью животным поехал, за свеклой кормовой, за травой, а я за лошадьми слежу. До обеда – и в загон.

Помню, была механизированная водокачка. Ну как, механизированная. Лошадиная. Такой барабан большой, два троса, две копки с водой, два ведра и лошадь. Эта лошадь кругом ходит, и там всё так рассчитано, что она делает круг – раз ведро переворачивается и хоп в бак, другой круг – хоп – в бак. Трубы в корыто с водой шли деревянные, уж не знаю, где-то их колхоз заказывал. А может сами делали. Ни электричества, ни металла лишнего. Да, такое было время.

В последние годы жизни отец работал на МТФ № 2 в Выселках. Отец умер за два месяца до пенсии. Мать тоже была сельской труженицей, всю жизнь в полеводстве проработала.

Все мужчины рода служили в армии: дед Гавриил – в царской, отец и я – в советской, сын и внуки – в российской. Я гожусь, что мы все служили своей стране, как бы она не называлась.

Максим Ватутин

Присылайте нам новости